Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2012 № 9 (145) сентябрь 1812 год ТАЙНЫ СМОЛЕНСКОГО СРАЖЕНИЯ

1812 год ТАЙНЫ СМОЛЕНСКОГО СРАЖЕНИЯ

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Страницы истории

Вместо сильного отряда, способного прикрыть московскую дорогу, как это было условлено, Багратион оставил в арьергарде лишь незначительный отряд до 4 тысяч человек; мало того, и этому отряду он не приказал дожидаться смены его войсками первой армии. Обстоятельство это имело столь серьезное значение, что едва не послужило причиной гибельной катастрофы для нашей первой армии; ее спасла неизменная осторожность и предусмотрительность Барклая. 

В ночь с 5-го на 6-е августа, одновременно с оставлением Смоленска, первая армия отошла на позицию, расположившись по обе стороны петербургской дороги фронтом к Петербургскому предместью. Оставаться на этой позиции не представлялось никакой возможности, так как неприятель наводил мосты, и отряды его уже двигались вверх по Днепру. Было очевидно, что Наполеон вскоре получит возможность, заняв московскую дорогу, встать между нашими обеими армиями. Ввиду этого Барклай был вынужден немедленно перевести свою армию с петербургской на московскую дорогу. Однако такое передвижение по самому берегу Днепра, где пролегал на несколько верст московский тракт, на глазах неприятельской армии, представлялось весьма опасным. Поэтому Барклай решил, простояв весь день 6-го августа на занятой им позиции, с наступлением темноты, совершить свой фланговый марш обходными проселками. Для ускорения движения он разделил свою армию на две колонны, которые, идя разными путями, должны были после двух переходов соединиться на московском большаке у Соловьевой переправы. Первая, правая колонна под командой Дохтурова получила приказ выступить в 7 часов вечера по петербургской дороге к Стабне, откуда повернуть проселками на деревни Зыколино, Сущово и Прудище, где был назначен ночлег; 8-го августа следовать далее к Соловьевой переправе. Вторая колонна, левая, под начальством Тучкова должна была следовать сперва также по петербургской дороге до Корохоткина, откуда повернуть проселками на деревни Полуево, Горбуново, Жабино и Кошаево, выйти затем на московскую дорогу у лубинского перекрестка и, двигаясь по этой дороге на Бредихино, продолжать движение к Соловьевой переправе.

Таким образом, по диспозиции Барклая, наша первая армия долж­на была перейти от Смоленска с петербургской на московскую дорогу кружными путями, описывая на север от большака значительные дуги. Путь следования правой колонны описывал большую дугу, выходя на московскую дорогу в Соловьеве, а левой – меньшую, достигая этой дороги у дер. Лубино. Между тем неприятель, имея в своем распоряжении более короткое расстояние по большой дороге, мог скорее достигнуть тех же пунктов, двигаясь по хорде означенных дуг. В этом и заключалась весьма опасная сторона предпринятого флангового марша.

Опасность особенно угрожала левой колонне, имевшей задачей ближний выход по дурному проселку на московскую дорогу у селения Лубино, которое, находясь в 17 верстах от Смоленска на самом большаке, было ближе и доступнее для неприятельской армии. Если бы неприятель предупредил в Лубине нашу колонну, она была бы отрезана от армии и истреблена по частям. Предполагалось, что от такой опасности обезопасит левую колонну тот сильный арьергард, который должен был выставить за рекой Колодней князь Багратион. Однако на деле случилось иначе, и московская дорога не была своевременно прикрыта второю армией. Предвидел ли такой исход Барклай, или счел нужным принять меры предосторожности на всякий случай, но только он вперед левой колонны, за 2 часа до ее выступления, выслал по пути назначенного ей следования авангард Тучкова общей численностью до трех тысяч человек. Этому особому авангарду пришлось исправлять оплошность, допущенную Багратионом. <…> …было обнаружено, что противник наступает значительными силами со стороны Петербургского предместья, и что он уже наводит мост через Днепр у Прудищева. Все эти обстоятельства воочию убеждали в опасном положении нашей армии, передвижение которой обнажилось для противника. Сразу выяснилась единственная и настоятельная задача данного момента – прикрыть местность впереди селения Лубина. Веления долга были слишком ясны, и Тучков решился, по собственной инициативе, задерживать противника всеми своими силами, чтобы прикрыть московскую дорогу со стороны Смоленска.

Но сильнейшую угрозу нашему левому флангу представлял вестфальский корпус Жюно; он, перейдя у Прудищева Днепр, еще около полудня поднялся на высоты у дер. Тебеньковой. Появление этого корпуса, общей численностью до 14 тысяч человек, могло иметь для нас самые роковые последствия: выйди Жюно на большую дорогу, наши войска, не успевшие еще выбраться с проселка на большак, были бы отрезаны. К счастью, Жюно стоял неподвижно, скрыв свои войска в тебеньков­ском лесу. Никто, а в том числе и прискакавший к нему Мюрат, не могли уговорить его ввести в бой свои войска: он все ожидал распоряжений самого императора Наполеона. Нерешительность Жюно, при данных обстоятельствах, представляет столь загадочное явление, что некоторые французские историки объясняют ее припадком внезапного умопомешательства.

В сражении при Лубине участвовало с нашей стороны до 22 тысяч человек; неприятель имел в своем распоряжении до 50 тысяч войск. Сражение было чрезвычайно кровопролитное, и вой­ска обеих сторон, по общему признанию, покрыли себя славой. Здесь, по выражению француз­ского историка, «русские защищались, чтобы все защитить: пушки, раненых, обоз. Французы сражались, чтобы все взять». Потери в этом деле достигали у нас до 6, а у неприятеля до 9 тысяч человек.

К наступлению ночи бой окончился с несомненным стратегическим успехом для нас. Цель наша – прикрыть у лубинского перекрестка выход на московскую дорогу нашей армии, задержав наступление противника, была в полной мере достигнута.

Узнав вечером того же дня о Валутинском бое и Лубинском сражении, Наполеон был страшно недоволен их исходом. <…> Действительно, значение Лубин­ского сражения было огромно. И можно согласиться с догадкой, что оно не давало покоя Наполеону до конца его дней; можно представить себе, что «в грустные часы своего заточения, разбирая длинные и кровавые четки своих боевых дней, он не раз задумывался о Лубинском деле и проклинал часы отдыха, удержавшие его в Смоленске».

Отступление русских армий после Смоленского сражения французы интерпретируют как свою победу, но она очень мало походила на победы, которые француз­ские маршалы привыкли одерживать в Европе. В лубинском бою «русские перестали вечером отстреливаться только после того, как Ней первый прекратил огонь, и тогда только начали свое дальнейшее отступление. Ней очень хорошо понимал, что это значит. Битву при Валутиной горе нельзя было рассматривать как победу, это была скорей стратегическая неудача французской армии.

Наполеон был в Смоленске, когда ему доложили о конце битвы под Валутиной и принесли его любимца Гюдэна умирающим. Конечно, это было только арьергард­ное дело, и поле битвы осталось за французами, русские продолжают отступать, но Наполеон, как и маршал Ней, тоже хорошо понял смысл происшедшего. «Было почти столько же славы в поражении русских, как в нашей победе», – сказал бывший около императора граф Сегюр. Этот-то признак и был самым зловещим, и он уже не в первый раз тревожил императора. Разве русские бежали хоть один раз с тех пор, как началась война? Разве еще до Смоленска битву под Красным и отступление Неверовского можно было не для публики и не в бюллетенях, а всерьез назвать победой великой армии? Разве где-нибудь, кроме Испании, случалось так, чтобы люди в одиночку, укрываясь за кустами, отстреливались от целой роты и чтобы против одинокого, окруженного врагами солдата нужно было выдвигать пушку и стрелять в него ядрами, как пришлось это сделать с русским егерем после взятия Смоленска? А сколько таких егерей погибло до Смоленска и в самом Смоленске! Судя по всем показаниям, битва под Смоленском, взятие и гибель Смоленска, сражение под Валутиной уже после Смоленска – все это породило крайне сложные настроения в вожде великой армии».

После смоленского сражения Наполеон впервые попытался вступить с Александром в переговоры о мире через пленного генерала Тучкова. «Мы уже довольно сожгли пороху, и довольно пролито крови, а когда-нибудь надобно же кончать», заявил он своему пленнику. Александр I на это предложение, как и на все последующие, ничего не ответил.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

7-203_2017.jpg

Журнал Смоленск 2007 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

Похожие материалы

Комментарии

  • Шишок

    09.12.2018 13:38
    В ноябре этого года,я посетила могилу М.К.Тенишевой,о на находится в идеальном состоянии,видим о А А.Ляпин (мое глубочайшее почтение),остав ил кладбищу ...
     
  • ОПЕРА

    11.10.2018 23:53
    Здравствуйте! Мой дедушка - Кукес Юрий Матвеевич, Народный артист РФ, разыскивает своего двоюродного брата Алексдрова Александра Марковича. Наткнулась ...
     
  • Бога за бороду схватили?

    19.05.2018 17:38
    Могу ли я стоять в стороне, когда честных добросовестных лейтенантов ДПС за добросовестное выполнение своих обязанностей (а это подтвердила служебная проверка ...
     
  • ПОСТОВОЙ КУРИЦЫН

    01.05.2018 23:27
    Из правды в статье только фамилия милиционера. Офицерская форма не смущает? Почему никто не обращался к архивам, не искал родственников? Сколько можно ...
     
  • В Смоленском интерьере

    27.01.2016 08:14
    Каким же талантом надо обладать, что бы передать характер человека через "простой" снимок! Эти фото - украшение журнала. Спасибо редакции за доставленное ...
     
  • Увлечения

    25.12.2015 13:08
    Я прошу прощения, господа! Но кто у меня спросил разрешения публиковать интервью со мной? Тем более есть неточности... Считаю это неэтичным. без моего ...

© 2019 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.