Один из лучших российских министров XIX века

В.Д. Голичев, Н.Д. Голичева, В.В. Попова

Так считают авторы статьи. Но герой этого очерка, окончание которого мы наконец публикуем сейчас (последняя часть была опубликована в № 4-200), настоял на продаже Аляски. Кстати, некоторые историки утверждают, что полный платеж согласно договору Россия так и не получила. 

Не слишком ли расточительно повели себя наши предки, теряя территории? Как оценят потомки эту сделку?

Следует отметить, что начал Михаил Христофорович с мер, осуществивших настоящий переворот в бюджетно-сметном деле. В 1862 году были впервые опубликованы росписи доходов и расходов. Эта мера подняла престиж российских финансов за границей и укрепила кредит страны на мировом рынке. А с 1866 года в газетах стали печататься и отчеты Государственного контролера.

В мае 1862 года Император утвердил подготовленные комиссией Татаринова новые бюджетные правила. Эти правила предусматривали принципы бюджетного и кассового единства. Таким образом, вводилась система бюджетного учета и отчетности. Отныне каждое министерство работало в рамках утверждённых смет, и обязано было строго соблюдать  номенклатуру расходов. Существовавшие до этого ведомственные кассы были упразднены, а иные доходы передавались Министерству финансов, где аккумулировались в казначействе. Государственный контроль был наделён правом документальной проверки всех государственных учреждений. Началась борьба с расточительством казённых средств, которая имела определённые положительные результаты, но, которая одновременно вызвала  и недовольство, и даже противодействие некоторых кругов. Так, Министерство путей сообщения и крупные владельцы частных железнодорожных дорог смогли повлиять на Императора Александра II и, практически, сорвали попытку Рейтерна установления контроля финансов казенных и субсидируемых государством частных железных дорог.

Как мы знаем, ещё при министре А.М. Княжевиче начался переход с откупной системы винных сборов на акцизную. С введением акциза, но уже при М.Х. Рейтерне, связано разделение Департамента разных податей и сборов на два департамента: неокладных и окладных сборов.

В сферу Департамента неокладных сборов входил контроль питейных, табачных, свёклосахаричных, спичечных и керосиновых акцизов. Контролировал он также и пошлины: гербовые, канцелярские, судебные и другие. В семидесятые-восьмидесятые годы XIX века акцизы, особенно питейный, составляли более 35 – 40 % всех доходов царской России.

Департамент окладных сборов заведовал системой прямого обложения, руководил осуществлением натуральных повинностей, сохранившихся в пореформенное время (постойной, дорожной и прочими) [8, с.212].

Борясь за бездефицитный бюджет, министр всячески выступал против сверхсметных ассигнований. Отдавая должное одному из своих предшественников, Е.Ф. Канкрину, он возвел бережливость в высший принцип политики министерства, что вызывало недовольство других министров. Особенно недовольно было военное ведомство, возглавляемое генерал-фельдмаршалом Д.А. Милютиным. Этот деятельный военачальник проводил необходимые, важные реформы в армии, на что бесконечно требовались дополнительные субсидии. На одном из таких прошений о их выделении  Рейтерн дал заключение «…ни в одной из европейских государств в мирное время финансы не отягощались в такой степени военными расходами, как у нас…» и дальше приписал «…благоразумие указывает на необходимость особенно бережного обращения с источниками государственных доходов» [11]. Императору в споре министров приходилось выступать арбитром, а в результате, хотя военное министерство и уменьшало свои запросы, но всё же его расходы в 1865-1875 годах были равны почти трети государственного бюджета.

Но в деятельности Михаила Христофоровича не всё складывалось благополучно и гладко.  В начале шестидесятых годов иссякли частные инвестиции в строительство железных дорог, что побудило его взять курс на возобновление их государственного строительства. Но оно оказалось малоэффективным и нерентабельным. Россия «забуксовала» в развитии железнодорожной сети, так необходимой для её индустриализации и укрепления  обороноспособности.

К указанному выше следует добавить, что особым провалом, граничащим с отставкой, послужила неудавшаяся денежная реформа. Помня в недалёком прошлом меры Е.Ф. Канкрина по оздоровлению финансов, общество считало, что в способности министра восстановить размен кредитных билетов на золото и серебро заключён его талант. И Михаил Христофорович пошёл на поводу общественного мнения. От лондонских и парижских банков был получен заём в 15 миллионов фунтов стерлингов. Конечно, этой суммы было недостаточно для проведения такой крупномасштабной операции. Да и сам момент был выбран неудачно. В январе 1863 года вспыхнуло польское восстание[1], на борьбу с которым были направлены огромные средства.

С объявлением обмена в массовом порядке стали предъявляться кредитные билеты к размену на звонкую монету. Её востребование резко возросло, и запасы таяли на глазах. Планы рухнули, и Рейтерн прекратил размен. При этом казна потеряла десятки миллионов рублей. Выход был один включить печатный станок, чтобы выпускать необеспеченные золотым и серебряным содержанием кредитные билеты. Конечно, такая неудача нанесла удар по репутации министра. В обществе пошли разговоры, что после подобного просчета ему вряд ли удобно оставаться на таком ответственном посту [18, с. 62].

Но ещё более реальная угроза отставки нависла над Михаилом Христофоровичем в 1866 году. Как известно, 4 апреля произошло покушение на Александра II, и это повлекло за собой усиление консервативных взглядов и должностные перемещения. Начальником III Отделения и шефом жандармов был назначен оппонент Великого князя Константина Николаевича граф П.А. Шувалов. Он претендовал на роль первого министра и старался заменить в правительстве выдвиженцев Константина Николаевича, в том числе и Рейтерна, на своих людей.

Оказавшись в центре критики, с обидными упрёками «в незнании дела», министр вынужден был просить Александра II об отставке. Тот не возражал, но хотел услышать из уст Михаила Христофоровича имя его приемника. Он предложил нескольких, среди которых и С.А. Грейга, давнего приятеля Шувалова. Грейг – бывший конногвардейский офицер, о финансах имел весьма смутное представление. Но Император почему-то свой выбор остановил именно на нём. Чтобы дать Грейгу возможность освоить новую область государственного управления, Александр II назначил его товарищем (заместителем) Министра финансов.

Казалось бы, исход был предрешён. Но случилось так, что Император поручил Рейтерну подготовить программу мероприятий по преодолению кризиса. Передав управление министерством своему товарищу, он все лето проработал над обширной программной запиской.

  В ней он обозначил главные «недуги» российской экономики: бюджетные дефициты, расстройство денежного обращения, слишком медленные темпы казенного железнодорожного строительства, нехватку капиталов, вызванную ростом непроизводительных государственных расходов и утечкой народных сбережений за границу. Министр выделил главные направления будущей политики финансового ведомства:

1. Прекратить отток капиталов за границу, укрепив доверие к правительству посредством «привития к гражданской жизни главных начатых реформ» и невмешательства в конфликты между другими державами.

2. Строго соблюдать режим экономии казенных сумм, заключать займы исключительно на производственные затраты, субсидировать только прибыльные отрасли экономики.

3. Повысить налоги, поскольку введение подоходного обложения в России в ближайшие годы не представляется возможным.

4. Приступить к мероприятиям по активизации платежного баланса –  сокращению заграничных платежей, увеличению вызова и привлечению иностранных капиталов.

5. Сделать железнодорожное строительство привилегированным объектом государственного инвестирования, развеять сомнения отечественных и западных предпринимателей в доходности российских дорог, создать выгодные условия для сооружения линий силами частных компаний.

Прочитав и одобрив записку, император приказал разослать ее всем высшим сановникам. Документ обсуждался в Комитете финансов и Совете министров. Итоги заседаний означали триумф Михаила Христофоровича. Его рекомендации были признаны долгосрочной правительственной программой экономического развития. Несмотря на обстановку секретности, записка получила широкую известность не только в России, но и за рубежом. Программа продемонстрировала незаурядные способности Рейтерна как финансиста. Разговоры об его отставке смолкли[17, с. 42-43].

Здесь следует осветить факт, который у исследователей не находит единой оценки. В декабре 1866 года в присутствии царя состоялось совещание, на котором присутствовали: Великий князь Константин Николаевич, министр иностранных дел А.М. Горчаков, М.Х. Рейтерн, морской министр Н.К. Краббе, посол России в США Э.А. Стекль. Обсуждался вопрос российских владений в Америке. Собравшиеся высказались за продажу Аляски США. «Обоснованием такого решения послужили аргументы:

  1. Убыточность российской американской компании (РАК) и невозможность правительственной поддержки ввиду тяжелого финансового положения страны.
  2. Невозможность обеспечения защиты колоний в случае войны от неприятельского флота, а в мирное время – от мародеров и иностранных судов, ведущих хищнический рыболовный промысел.
  3. Ослабление значения колоний в Америке в связи с утверждением России в Приамурье и Приморье.
  4. Стремление избежать столкновений с США из-за колоний и продажей их укрепить дружественные отношения между Россией и США» [10, 289-290].

Министр финансов, как и все остальные участники совещания, проголосовал за продажу Аляски за 7,2 миллиона долларов[2].

Предпринимаемые Рейтерном меры по оздоровлению экономики дали свои результаты. Следует отметить, что с 1867 года в России стало наблюдаться оживление частного предпринимательства. Опыт бесперспективности казенного строительства железнодорожных линий заставил правительство переориентироваться на привлечение к их сооружению  частных компаний, но при содействии государства. По инициативе Министра финансов был создан так называемый железнодорожный фонд, в который, кстати, были зачислены и средства, вырученные от продажи Аляски. Постоянными же источниками фонда были займы и взносы обществ. Предпринимателям, получившим от правительства разрешение на строительство и эксплуатацию дорог, предоставлялась твердая страховая гарантия дохода. Заводы по производству рельсов, паровозов и подвижного состава пользовались государственной поддержкой. Ярким примером железнодорожного бума того периода может служить факт, за период с 1865 года по 1875 год протяженность железнодорожных путей увеличилась с 3,8 тысяч до 19 тысяч верст [9, с. 216].

Бурное акционерное учредительство протекало не только в сфере железнодорожного транспорта, но и в сфере кредита, промышленности и торговли. За 1870-1873 годы было основано 259 компаний с капиталом более полумиллиарда рублей, из них – 53 акционерных банка. Однако развитие учредительства сдерживалось устаревшей концессионной системой, при которой каждый устав нового акционерного общества утверждался Государственным советом как сепаратный законодательный акт. Европейские страны в 1860-х годах перешли к явочной системе, когда для создания компании требовалось только формальная регистрация ее устава в судебных или административных инстанциях. В 1870 году в Министерстве финансов приступила к работе комиссия по подготовке акционерной реформы [16, с.5].

Экономический подъём, и рост налогообложения позволил значительно увеличить поступления в казну. В первой половине семидесятых годов обыкновенный бюджет[3] уже сводился с превышением доходов, хотя дефициты по общему бюджету из-за непредвиденных военных и железнодорожных расходов по-прежнему сохранялись. И все же по обыкновенному бюджету к 1 января 1876 года в казначействе скопилась свободная наличность в размере 40,5 миллиона рублей. При этом министерство активно скупало драгоценные металлы для пополнения истощенного разменного фонда. Благодаря относительному упорядочению бюджета и накоплению золотого запаса произошло заметное повышение курса рубля.

Эти результаты были достигнуты финансовым ведомством, несмотря на пассивный торговый и платежный баланс. Рейтерн проводил политику поощрения вывоза отечественной продукции, главным образом хлеба. Но его меры по снижению таможенных пошлин в 1868 году, предусматривающие  понижение таможенных пошлин на импорт многих материалов для нужд российской промышленности. А это, естественно, привело к преобладанию ввоза над вывозом.

Осуществляя, шаг за шагом, пункты своей программы, Рейтерн к середине семидесятых годов добился ощутимого прогресса в народном хозяйстве. Возрос и его авторитет. Но сгущалась международная обстановка. После подавления турками восстания в Болгарии и разгрома сербской армии летом 1876 года возникла реальная угроза новой войны с Турцией. В октябре 1876 года Михаил Христофорович прибыл в Ливадию, где находился Александр II. Министр получил указание изыскать средства для предстоящих военных расходов. Он был категорически против каких-либо военных действий, поскольку адекватно оценивал их пагубность для только что стабилизировавшейся экономики. Собственно, на его глазах гибли плоды его же многолетних усилий. Все попытки переубедить Александра II не увенчались успехом, и в апреле 1877 года разразилась война[4].

Покрытие военных издержек привело в итоге к тому, что за период  с 1877 по 1880 годы государственный долг возрос на 1,5 миллиарда рублей. Обращение кредитных билетов возросло на 300 миллионов рублей. Золотой и серебряный фонд за 1876-1881 годы сократился на 60 миллионов рублей. Металлическое обеспечение массы бумажных денег уменьшилось более чем в два раза. Курс рубля упал. Всё это министр болезненно переживал. К тому же давало о себе знать пошатнувшееся здоровье. Ко многим недугам добавился ещё один. Михаил Христофорович катастрофически терял зрение. В июле 1878 года, сразу после подписания протоколов Берлинского конгресса, он подал прошение об отставке, которое было незамедлительно удовлетворено. При увольнении с поста министра он был оставлен членом Государственного совета[5] в звании Статс-секретаря, а также пожалован орденом Апостола Андрея Первозванного[6]. При этом он получил высочайшую грамоту, в которой с высоты престола была дана оценка его трудам в следующих выражениях: «С искренним сожалением снизойдя на просьбу вашу об увольнении вас, по расстроенному трудами здоровью, от должности Министра финансов, Мы вменяем Себе в сердечный долг – почтить благодарным воспоминанием доблестную деятельность вашу и особенно те важные услуги, которые вы оказали государству в течение шестнадцатилетнего управления Министерством финансов. Вы были призваны на пост министра в трудное время, когда, в следствие недавно оконченной пред тем войны и обширных внутренних преобразований, требовались чрезвычайные усилия, дабы вывести финансы империи на путь правильного развития. К выполнению возложенной на вас задачи вы приступили с твердою верой в будущность России, с явно осознанной мыслью, что благосостояние государственного хозяйства зиждется на богатстве народа и обусловли­вается увеличение производительных сил его. Рядом мер, по указаниям Нашим, вами непосредственно, или при ближайшем содействии вашем, настойчиво и неуклонно приведенных в исполнение, достигнуты были замечательные результаты: в несколько лет построена обширная сеть железных дорог; промышленное и торговое движение приняло небывалые дотоле размеры; государственные доходы стали быстро возрастать, и ежегодный избыток их над расходами сменил прежние хронические дефициты наших бюджетов; наконец, кредит государства, несмотря на увеличившуюся сумму обязательств казны, значительно возвысился и упрочился. Благодаря сим успехам, страна могла вынести и огромные тягости последней войны с непоколебленным и внутри и извне доверием к её силам. Признавая справедливыми ознаменовать столь плодотворное, по своим последствиям, достославное служение ваше изъявлением особенного На­шего благоволения, Мы пожаловали вас кавалером Императорского ордена Нашего Святого. Апостола Андрея Первозванного, знаки коего, при сем препровождаемые, повелеваем вам возложить на себя и носить по установлению. Знаки сии, свидетельствуя пред лицом России о государственных заслугах ваших, да будут для вас выражением и Нашей душевной признательности за неутомимо-ревностные просве­щенные, блестящими успехами отмеченные труды ваши на пользу Престола и отечества» [12, с. 400].

Как свидетельствуют факты, добросовестный труд М.Х Рейтерна на министерском посту неоднократно отмечался различными поощрениями. За короткий период ему были вручены: в 1864 году орден Святого Владимира II степени[7], в 1865 году орден Белого Орла[8], а в 1868 году орден Святого Александра Невского[9]. В 1870 году он был удостоен чина действительного тайного советника[10], в 1872 году – ордена Святого Владимира I степени, в 1875 году – алмазных знаков ордена Святого Александра Невского.

1 марта 1881 года Александр II был смертельно ранен на набережной Екатерининского канала в Петербурге бомбой, брошенной народовольцем И.И.  Гриневицким. На следующий день на престол вступил Александр III, который всячески выказывал своё расположение к соратнику отца. В октябре 1881 года по просьбе императора он принял пост председателя Комитета министров. Михаил Христофорович со своим богатым опытом и знаниями как нельзя лучше соответствовал этой должности.

Но зрение неумолимо ослабевало, что подвигло его в конце 1886 года уйти с занимаемого поста. В январе 1890 года, в день пятидесятилетия служебной деятельности, император даровал бывшему министру графский титул.
      Будучи высокопоставленным чиновником, Михаил Христофорович был весьма скромным человеком. Жил он в квартире на Мойке, в здании самого министерства. Всю жизнь прожил холостяком, но в его доме жили племянники, и постоянно гостили многочисленные родственники. В быту, как и на службе, отличался аккуратностью и  пунктуальностью. Каждый день был расписан по минутам, и гости должны были придерживаться этого порядка.

Его день начинался в 8 часов утра, с 9 до 10 часов гулял по Невскому проспекту или набережной Невы. А с 10 до 12 часов принимал посетителей. После этого завтракал и до 17 часов принимал доклады и проводил совещания. С 17 часов до 18 отводил время для чтения своих любимых авторов: Гете, Гейне, Ауэрбаха, Бальзака, Тургенева, Толстого и новинок литературы. В 18 часов ужинал с домочадцами, а затем в их окружении в кабинете пил кофе и курил сигары. С 20 часов подписывал принесенные ему секретарём бумаги, а потом принимал доклады до 22-23 часов. Спать ложился в полночь.

Рейтерн в свет не выезжал.  Имея абонированную ложу в Итальянской опере, в театре появлялся весьма редко. Но охотно посещал музыкальные вечера Великой княгини Елены Павловны, где слушали игру Рубинштейна, пение госпожи Штуббе и других знаменитых артистов того времени [1, с. 278].

Он был избран Почётным членом Императорской Академии наук, Казань,         Череповец и город Демидов Смоленской области избрали его своим Почётным гражданином.

11 августа 1890 года после продолжительной болезни граф Михаил Христофорович скончался.

Он осуществил реформу финансовой системы России в своё время, но идеи его экономической программы в той или иной степени использовали все правительства России вплоть до октября 1917 года. А вообще, Михаил Христофорович Рейтерн по признанию многих исследователей считается одним из лучших министров России XIX века [19].

 

Литература

 

  1. Будович Ю.И. Михаил Христофорович Рейтерн. История экономической мысли России в лицах. Словарь - справочник. М., 2007. 
  2. Валуев П.А. Дневник министра внутренних дел. // Александр II. Воспоминания. Дневники. Государственные деятели России глазами современников. Пушкинский фонд. СПб., 1995. С. 140-223. 
  3. Голичев В.Д., Голичева Н.Д., Попова В.В. Вронченко Фёдор Павлович. / Вестник Тульского филиала Финуниверситета. Социально-экономическое развитие региона: теория и практика. 2-е изд., испр. и доп. – Тула: Издательство ТулГУ, 2015. С. 249-254. 
  4. Голичев В.Д., Голичева Н.Д., Попова В.В. Министр финансов Е.Ф. Канкрин и его меры по обеспечению финансовой безопасности России первой половины XIX века. // Проблемы безопасности российского общества. 2015. № 4. С.59-72. 
  5. Голичев В.Д., Голичева Н.Д., Попова В.В. У истоков оздоровления финансовой системы России второй половины XIX века. // Проблемы безопасности российского общества. 2016. № 2. 
  6. Голичев В.Д., Попова В.В. А.И. Васильев – первый Министр финансов России. // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. 2015. № 1 (17). С. 29-37.
  7. Государственные деятели России XIX - начала XX в. Биографический справочник. – М.: МГУ, 1995. 
  8. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983. – 489 с. 
  9. История России XIX - начала XX вв. / Под ред. В.А. Федорова. М., 2006. – 517 с. 
  10. Лопатников В.А. Горчаков: Время и служение. Серия биографий. Жизнь замечательных людей. М., Молодая гвардия. 2011. – 487 с. 
  11. Милютин Д.А. Дневник: В 4 т. М., 1947-1950. Т.2. 
  12. Министерство финансов 1802-1902. Часть I. – СПб. Экспедиция изготовления государственных бумаг. 1902. – 640 с. 
  13. Половцев А.А. Дневник. // Александр II. Воспоминания. Дневники. Государственные деятели России глазами современников. – СПб, Пушкинский фонд, 1995. С. 299-306. 
  14. Попова В.В., Алфимов И.Е., Мосийчук А.В. Ф.А. Голубцов и его деятельность на посту Министра финансов. / Актуальные вопросы экономики и управления в условиях модернизации. Монографический сборник материалов научно-практической конференции. (Выпуск II) – Смоленск, изд-во «Смоленская городская типография», 2015. С. 44-51. 
  15. Рейтерн М.Х. Докладные записки о финансовой политике России, представленные великому князю Константину Николаевичу. // Река времен: Книга истории и культуры. Кн. 5. – М., 1999. 
  16. Семенова Т.Г. Роль министров финансов в проведении экономических реформ в России XIX в. // Бухгалтерский учет. 2002. № 13. С. 3-6. 
  17. Степанов В.Л. Михаил Христофорович Рейтерн.  // Отечественная история. 1994. № 6. 
  18. Татаринов С.В. Злато на серебро. // Деньги и кредит. 2011. № 8. С. 58 - 65. 
  19. Управленческая элита Российской империи (1802-1917). СПб.: Лики России, 2008. – 392 с.

 

Голичев Владимир Дмитрович – кандидат педагогических наук, профессор, директор Смоленского филиала Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

** Голичева Наталья Дмитриевна – кандидат экономических наук, доцент кафедры «Математика и информатика» Смоленского филиала Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

*** Попова Вера Владимировна – кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой «Философия, история и право» Смоленского филиала Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 

[1] Восстание 1863 года, или  Январское восстание  – шляхетское  восстание  на территории  Царства ПольскогоСеверо-Западного края  и  Волыни  с целью восстановления  Речи Посполитой  в границах  нa востокe 1772 года. Началось в январе 1863 года и продолжалось до осени 1864 года, окончившись поражением повстанцев.

[2] Продажа Аляски – сделка между правительствами  Российской империи  и  Северо-Американских Соединённых Штатов, в результате которой в 1867 году Россией за 7,2 миллиона долларов были проданы её владения в Северной Америке (общей площадью 1 518 800 квадратных километров). Впервые с предложением о продаже Аляски выступил  генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьёв-Амурский в 1853 году.

В российской публицистике распространено мнение о том, что Аляска в действительности была не продана, а сдана в аренду на 99 лет, но СССР по определённым политическим причинам не потребовал её обратно. Однако, по мнению подавляющего большинства историков, никакой почвы под этой версией нет, потому что, согласно договору 1867 года, Аляска однозначно, окончательно и бесповоротно переходит в полную собственность США.

 [3] В России второй половины XIX века различали обыкновенный бюджет, который служил для выражения постоянных, нормальных потребностей государства и постоянных, нормальных средств их удовлетворения.  И чрезвычайный бюджет, обычно державшийся в секрете, фактически являющийся бесконтрольным. Его расходные статьи предусматривали ассигнования на военные нужды, железнодорожное строительство и ликвидацию последствий стихийных бедствий (неурожаи, голод, эпидемии и тому подобное).

[4] Русско-турецкая война 1877-1878 годов  – война между  Российской империей  и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей – с другой. Была вызвана подъёмом национального самосознания на  Балканах. Жестокость, с которой было подавлено  Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Попытки мирными средствами улучшить положение христиан были сорваны упорным нежеланием турок идти на уступки Европе, и в апреле 1877 года Россия объявила Турции войну. В ходе боевых действий русская армия разбила турецкие части, что привело к выходу Османской империи из войны. На состоявшемся, летом 1878  года,  Берлинском конгрессе был подписан  Берлинский трактат, зафиксировавший возврат России южной части  Бессарабии  и присоединение  Карса,  Ардагана  и  Батума. Восстанавливалась государственность Болгарии (завоёвана Османской империей в 1396 году) как вассальное  Княжество Болгария; увеличивались территории  СербииЧерногории  и  Румынии, а турецкая  Босния и Герцеговина  оккупировалась  Австро-Венгрией.

[5] О создании Государственного совета было объявлено манифестом «Образование Государственного совета» императора Александра I, изданным 1 (13) января 1810 года. Предшественником Госсовета был

 Непременный совет, учреждённый 30 марта (11 апреля1801 года, который неофициально также именовался Государственным советом. Образование Государственного совета было одним из элементов программы преобразования системы власти в России, разработанной М. М. Сперанским. Цели его создания были подробно раскрыты в записке Сперанского «О необходимости учреждения Государственного совета».

Членов Государственного совета назначал и увольнял император, ими могли стать любые лица, вне зависимости от сословной принадлежности, чина, возраста и образования. Абсолютное большинство в Госсовете составляли дворяне, назначение в Госсовет в большинстве случаев было фактически пожизненным. По должности в число членов входили министры. Председатель и вице-председатель Государственного совета ежегодно назначались Императором.

[6] Императорский орден Святого апостола Андрея Первозванного – первый по времени учреждения российский орден, высшая награда Российской империи до 1917 года. В 1998 году орден был восстановлен как высшая награда Российской Федерации. Первым кавалером восстановленного ордена Святого Андрея Первозванного стал академик Д.С. Лихачев.

[7] Императорский орден Святого Равноапостольного Князя Владимира – орден Российской империи в четырёх степенях за военные отличия и гражданские заслуги. Учреждён Екатериной II в 1782 году и являлся до 1917 года наградой для широкого круга военных в чине от подполковника и чиновников среднего ранга.

[8] Орден Белого Орла – орден Российской империи. Причислен к российским орденам в 1831году как Императорский и Царский орден.

[9] Императорский Орден Святого Благоверного Князя Александра Невского (орден Святого Александра Невского) – государственная награда Российской империи с 1725 до 1917 года. Учреждён Екатериной I и стал третьим российским орденом после ордена Святого Андрея Первозванного и женского ордена Святой Великомученицы Екатерины. 29 июля 1942 года в СССР был учреждён новый орден Александра Невского для награждения командного состава Красной Армии. После распада Советского Союза орден был сохранён в системе государственных наград Российской Федерации. Однако до 2010 года российский орден не имел статута и официального описания, награждение орденом не производилось.

[10] Действительный тайный советник – гражданский чин II класса в Табеле о рангах. Соответствовал чинам генерал-аншефа (полного генерала) и адмирала. Лица, имевшие этот чин, занимали высочайшие государственные должности. Нужно отметить, что не каждый министр, особенно в начале своего пребывания в должности, имел этот чин. Большинство действительных тайных советников жило в Санкт-Петербурге, они служили в главных государственных учреждениях – Государственном Совете и важнейших министерствах. 

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев
  1. Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц их написавших, и не является мнением администрации сайта journalsmolensk.ru. 
  2. Каждый автор комментария несет полную ответственность за размещенную им информацию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также соглашается с тем, что комментарии, размещаемые им на сайте, будут доступны для других пользователей, как непосредственно на сайте, так и путем воспроизведения различными техническими средствами со ссылкой на первоначальный источник. 
  3. Администрация сайта journalsmolensk.ru оставляет за собой право удалить комментарии пользователей без предупреждения и объяснения причин, если в них содержатся:
  • - прямые или косвенные нецензурные и грубые выражения, оскорбления публичных фигур, оскорбления и принижения других участников комментирования, их родных или близких;
  • - призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной и религиозной розни, а также всего того, что попадает под действие Уголовного Кодекса РФ; 
  • - малосодержательная или бессмысленная информация; 
  • реклама или спам; 
  • - большие цитаты; 
  • - сообщения транслитом или заглавными буквами за исключением всего того, что пишется заглавными буквами в соответствии с нормами русского языка; 
  • - ссылки на материалы, не имеющие отношения к теме комментируемой статьи, а также ссылки, оставленные в целях "накручивания трафика"; 
  • - номера телефонов, icq или адреса email. 

Защитный код Обновить

Читайте также

Смоленские новомученики и исповедники церкви русской (ХХ век)

№3 (211) 2018 г. 368

«Иже во всем мире мученик Твоих, яко багряницею и виссом, кровьми Церковь Твоя украсившеся, Христе Б...

По реальным инвестициям Смоленщина в ногу со страной или нет?

№3 (211) 2018 г. 382

Увлекательное это занятие - знакомиться с делами в других регионах. Невольно сравниваешь прочитанное...

Побратимы истории

№3 (211) 2018 г. 281

Помним прошлое, строим будущее!Общественный проект именно с таким названием, инициированный национал...