Смоленские новомученики и исповедники церкви русской (ХХ век)

«Иже во всем мире мученик Твоих, яко багряницею и виссом, кровьми Церковь Твоя украсившеся, Христе Боже…»

Слова эпиграфа в полной мере отражают ту кровавую эпоху первой половины ХХ века, когда Русская Православная Церковь совершила великий подвиг стояния в вере, засвидетельствовав свою любовь ко Христу мученичеством миллионов своих чад, которые, как звезды на тверди небесной, сияют над Русской землей. 

Двадцатое столетие стало одним из наиболее трагичных времен в жизни Русской Православной Церкви. Этот достаточно непродолжительный, с точки зрения мировой истории, период совместил в себе множество вопиющих противоречий. Он стал, с одной стороны временем абсурдного воплощения социальных утопий, а с другой, - кровавой, предельно антигуманной, эпохой беспрецедентных гонений на православных христиан, граничащих с безумствующим геноцидом, истреблением веры и инакомыслия. Послереволюционные десятилетия «святой Руси» были заполнены жестокосердием мучителей, беспощадными казнями и расправами невинных, чудовищным выхолащиванием веры из сознания простого народа. Некогда великий древнехристианский апологет Тертуллиан говорил, что кровь мучеников является семенем будущего христианства. Так и Россия XX века явила миру неисчислимый сонм новомучеников и исповедников, чьи праведная жизнь и славное упокоение стали символом истинности и нерушимости христианской веры.

Страшные и жестокие времена наступили для Смоленской епархии, как и для всей Русской Церкви после революции 1917 года. Новая власть видела в Церкви Христовой одного из главных своих врагов и потому с первых дней существования повела с ней беспощадную борьбу. Начался беспощадный повсеместный погром церквей и церковных учреждений. В это время были закрыты Духовная семинария, училища, церковно-приходские школы, расформирована библиотека епархии. Одновременно все священнослужители и члены их семей стали «лишенцами», т.е. были лишены ряда гражданских прав, что было закреплено в конституции и законах новой власти.

Летом 1918 года в Смоленской губернии началось открытое преследование духовенства. В августе в Вязьме в месте с группой священнослужителей, монахинь и мирян был арестован бывший епископ Орловский и Севский Макарий (Гневушев), проживавший на покое в Иоанно-Предтеченском монастыре. Всем арестованным было предъявлено обвинение в контрреволюционной и антисоветской деятельности. 4 сентября Владыка Макарий на заседании Смоленской ЧК был приговорен к расстрелу. Он стал одним из первых архиереев, замученных безбожной властью.

Священнномученик Макрий (Гневушев), епископ Вяземский, Орловский 

Священнномученик Макрий (Гневушев), епископ Вяземский, ОрловскийВ начале 1918 года, в пору нескончаемых расстрелов большевистского террора, в г. Вязьму Смоленской губернии из Москвы прибыл епископ Макарий (Гневушев), в прошлом вдовый священник с высшим богословским образованием, ставший выдающимся духовным и национальным деятелем в бытность Киевским епархиальным миссионером. Местом своего жительства Владыка избрал древний и благоустроенный мужской Свято-Духовский монастырь, находящийся в самом городе. Храм стал наполняться молящимися, приходившими послушать святительские богодухновенные, насыщенные божественной мудростью проповеди, о которых слушатели и потом говорили, что ничего подобного им никогда не приходилось слышать.

Местные большевики, конечно, не могли не обратить внимания на такого своего врага. Началась слежка и принимались меры покончить с ним при помощи подосланных убийц. Был случай, когда на паперти храма, в котором в это время богослужение совершал Владыка, между подосланными, ожидавшими выхода епископа, чтобы напасть на него, произошла ссора и побоище, в результате чего один из бандитов тут же и был убит своим товарищем. Владыка, осведомленный о происшедшем, тогда же, с паперти, произнес одну из своих самых сильных по глубине мысли и чувств проповедей, которая произвела на всех молящихся потрясающее и неизгладимое впечатление.

Большевики, убедившись в силе влияния епископа Макария на настроение верующих города и его окрестностей, решили действовать непосредственно и стремительно. Однажды вечером, летом 1918 года, большевистский отряд явился в монастырь, и чекисты произвели у епископа и монашествующих обыск, длившийся до поздней ночи. Напрасно гудел набат всех 24-х вяземских церквей: он не помешал чекистам сделать свое дело. Население было напугано террором. Владыка был арестован и под красногвардейским эскортом доставлен в местный Революционный Комитет, где подвергся издевательствам и побоям. Официально Владыка обвинялся в организации белогвардейского восстания.

Иеромонах Д., келейник Владыки, на следующий день вызванный к епископу для исповеди и причастия, передавал, что Преосвященный мужественно переносил глумления и побои, следы которых были на его лице и теле. При этом Владыка был в солдатском одеянии, острижен и без бороды.

Однако, в Вязьме большевики не решались произвести окончательную расправу с арестованным епископом, имя которого было слишком популярно и благоговейно чтилось населением. Уже позже, осенью этого же года, с соблюдением строжайшей тайны, его перевезли в Смоленск, где он и был расстрелян.

В этот же период времени, в условиях «красного террора», происходили аресты и убийства священнослужителей практически во всех районах Смоленщины.

К середине 1920-х годов прямые гонения на церковь стихли. Однако власти продолжали вести борьбу с Православием, закрывать храмы, уничтожать церковную литературу, закрывать православные учебные учреждения.

Своего пика антицерковные репрессии в начальный период советской власти достигли в 1922 году.

В августе 1922 года состоялся знаменитый «Процесс смоленских церковников». Его заседания проходили в зале бывшего Дворянского собрания (ныне концертный зал филармонии). Суд проводила выездная сессия Верховного трибунала ВЦИК. На скамье подсудимых оказалось 45 человек. Среди них был епископ Смоленский Филипп (Ставицкий), настоятель Успенского собора Ширяев, а так же бывший редактор «Смоленских епархиальных ведомостей» церковный историк Редков. Все они обвинялись в организации сопротивления изъятию церковных ценностей, антисоветской агитации и пропаганде. Несмотря на давление и жестокое обращение, большинство подсудимых сохранили твердость, отстаивая свою веру и убеждения. По приговору трибунала четверо обвиняемых били приговорены к расстрелу, остальные к различным тюремным срокам.

Возобновились массовые репрессии против служителей Церкви и просто верующих людей с 1929 по 1930-е г.г. В это время органами ГПУ было сфабриковано дело т.н. «контрреволюционной церковно-монархической организации». Было объявлено, что чекисты разоблачили тайную антисоветскую организацию, которая готовила свержение существующей власти.

Всего в это время арестовано 134 человека, из них монахов – 103, священников – 9. Среди обвиняемых, в том числе. Были наместник Троицкого монастыря в Смоленске архимандрит Варлаам (Владыкин), архимандрит Елевферий (Печеников), священник Николай Домуховский. Обвиняемых содержали в невыносимых условиях, к ним применялись различные методы физического и психического насилия. Но, несмотря  на это, многие из арестованных вели себя твердо и ни в чем не признали своей вины. 28 мая 1930 г. коллегия ОГПУ СССР приговорила: 14 человек к 10 годам концлагрей, 1 человека к 10 годам концлагерей с заменой на высылку в Северный край, 1 человека к 8 годам концлагерей, 27 человек на 5 лет концлагерей, 20 человек на 3 года концлагерей, 60 человек на 3 года высылки в Северный край, 11 человек к лишению права на проживание в центральных и промышленно развитых районах страны на 3 года.

Самые масштабные и страшные гонения на церковь развернулись в 1937 году.

В сентябре 1937 г., работники НКВД арестовали в Смоленске членов религиозной общины, т.н. «подпольного монастыря». Руководителем этой общины был иеромонах Никодим (Новиков). Члены общины создали катакомбную церковь в башне «Веселуха» крепостной стены и отец Никодим совершал в ней регулярные богослужения. Вскоре по этому факту было создано дело «о контрреволюционной группе при подпольном монастыре», в рамках которого было арестовано 24 человека. Уже 21 октября состоялось заседание «тройки» УГБ УНКВД Смоленской области по этому делу. На нем 11 человек приговорили к расстрелу, 10 человек к 10 годам концлагерей, 3 человека к 8 годам лагерей. Приговоренные к высшей мере, и среди них отец Никодим, были казнены 27 октября в Катыни.

В это же время смоленские чекисты сфальсифицировали еще одно крупное антицерковное дело. Осенью 1937 г. было заявлено о раскрытии «контрреволюционной организации церковников по городу Смоленску».

По этому делу был арестован 31 священнослужитель и мирянин. После короткого следствия и быстрого суда 14 человек были приговорены к расстрелу, а 17 – к 10 годам лагерей. Среди расстрелянных был и архиепископ Смоленский и Дорогобужский Серафим (Остроумов). 

Епископ Серафим Остроумов 

Епископ Серафим Остроумов Свя­щен­но­му­че­ник ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим (в ми­ру Ми­ха­ил Мит­ро­фа­но­вич Ост­ро­умов) ро­дил­ся в 1880 го­ду в Москве в се­мье пса­лом­щи­ка. Он за­кон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию и остал­ся в ней про­фес­сор­ским сти­пен­ди­а­том. В 1904 го­ду Ми­ха­ил Мит­ро­фа­но­вич был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Се­ра­фим. Мо­ло­дой мо­нах от­пра­вил­ся в Оп­ти­ну Пу­стынь, где нес раз­ные по­слу­ша­ния. По­сле мо­на­стыр­ско­го ис­пы­та­ния он вер­нул­ся к пре­по­да­ва­тель­ской де­я­тель­но­сти в Москве.

Го­не­ния на Цер­ковь шли в со­вет­ской стране по­сто­ян­но, но бы­ли и пе­ри­о­ды уси­лен­но­го пре­сле­до­ва­ния. Свя­щен­но­му­че­ни­ка Се­ра­фи­ма (Ост­ро­умо­ва) ни од­на вол­на го­не­ний не ми­но­ва­ла: он ис­по­вед­ни­че­ски по­стра­дал в свя­зи с со­про­тив­ле­ни­ем гра­бе­жу и осквер­не­нию хра­мов (так на­зы­ва­е­мым «изъ­я­ти­ем цер­ков­ных цен­но­стей»), за­тем в свя­зи с про­тив­ле­ни­ем об­нов­лен­че­ству, а в Смо­лен­ске он встре­тил но­вый пе­ри­од ре­прес­сий: 30-е го­ды, пе­ри­од «боль­шой чист­ки».

В 1936 го­ду ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим был аре­сто­ван по груп­по­во­му де­лу как «один из ру­ко­во­ди­те­лей контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пы цер­ков­ни­ков», его об­ви­ня­ли в том, что он «ис­поль­зо­вал ре­ли­ги­оз­ную три­бу­ну в церк­вах для про­из­но­ше­ния контр­ре­во­лю­ци­он­ных про­по­ве­дей, в ко­то­рых рас­про­стра­нял кле­ве­ту и пред­ска­зы­вал ско­рую ги­бель со­ввла­сти». Так­же в об­ви­не­нии го­во­ри­лось о Вла­ды­ке, что он «сре­ди на­се­ле­ния вел ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию и да­вал по­пам ука­за­ния для ве­де­ния ра­бо­ты за необ­хо­ди­мость от­кры­тия церк­вей, за­кры­тых 5-6 лет то­му на­зад».

Смо­лен­ский ар­хи­епи­скоп был при­го­во­рен к 5 го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды и в мар­те 1937-го го­да от­прав­лен в Кар­лаг в го­ро­де Ка­ра­ган­де. В это вре­мя шли мас­со­вые рас­стре­лы за­клю­чен­ных – в ла­ге­рях осво­бож­да­лись ме­ста для но­вых жертв. Уже в но­яб­ре вла­ды­ка Се­ра­фим был аре­сто­ван в чис­ле груп­пы из 31-го че­ло­ве­ка. Ему бы­ло объ­яв­ле­но о «вновь вскрыв­ших­ся об­сто­я­тель­ствах» по его де­лу.

Из ла­ге­ря ар­хи­епи­ско­па от­пра­ви­ли эта­пом в по­след­нее ме­сто его слу­же­ния – Смо­ленск. Здесь мест­ные вла­сти (трой­ка при НКВД по Смо­лен­ской об­ла­сти) вы­нес­ли свя­ти­те­лю смерт­ный при­го­вор. Свя­щен­но­му­че­ник, Смо­лен­ский ар­хи­епи­скоп Се­ра­фим (Ост­ро­умов) был рас­стре­лян в ле­су под Смо­лен­ском 8 де­каб­ря 1937 го­да.

Совершенно не представляется возможным в отдельно взятой статье рассказать обо всех священнослужителях, пострадавших на смоленской земле в кровавые годы Советской власти.  Очевидно лишь одно, за годы гонений и репрессий, мы потеряли множество замечательных людей, храмов, монастырей и многие поколения наших сограждан. И, слава Богу, что сегодня, несмотря ни на какие трудности, церковная жизнь Смоленской епархии, с каждым годом все более и более возрождается. Строятся храмы, восстают из руин монастыри, прославляются новомученики и исповедники Российские.

В 20-30-е годы ХХ столетия Православие в Смоленской епархии претерпело жесточайшие гонения от безбожных властей, в результате чего с 1937 года на территории епархии не осталось ни одного действующего храма.

Всего за период с 1917 по конец 1950-х г.г. согласно данным картотеки Смоленского отделения ассоциации жертв политических репрессий, в Смоленской области было репрессировано около 750 священников, монахов, диаконов, людей, работавших при церкви (старост, просфорниц и т.д.)

Но непреложны слова Спасителя: «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф. 16, 18). Свидетельство тому – возобновление церковной жизни уже в годы немецко-фашистской оккупации и её постепенное, но весьма продуктивное возрождение в наше время. 

Фотогалерея

Добавить комментарий

Защитный код Обновить

Читайте также

Студенческий десант

№2 (210) 2018 г. 27

Подведены итоги акции «Студенческий десант» В период с 20 по 25 января 2018 года в Смоленской облас...

Враги народа

№2 (210) 2018 г. 32

Враги народа. Есть ли они сегодня? В советское время на территории Смоленской области размещались 5...

Заседание коллегии УМВД

№2 (210) 2018 г. 2744

Итоги оперативно-служебной деятельности В региональном УМВД состоялось расширенное заседание коллег...