Архив 2013 - 2017 гг.. областного журнала Смоленск

Смоленский журнал

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 09 (169) Сентябрь 2014 г. Убеждениями не торгуют

Убеждениями не торгуют

Встречи с интересными людьми

Полтора десятилетия назад Леонид Васильевич Мамонтов являлся высшим должностным лицом Смоленской области. Последний председатель областного Совета при Советской власти и первый председатель в новой России. От мудрости, выдержки и принципиальности этого человека в то время зависело очень многое в нашем регионе.

В мае этого года Леонид Васильевич отметил 75-летие со дня рождения. Поздравляем юбиляра! Юбилей – это еще и повод поговорить о былом.

Давайте вместе с Л. В. Мамонтовым вспомним те неспокойные, взрывоопасные времена, когда он являлся председателем областного Совета.

- Леонид Васильевич, доводилось слышать самые противоречивые мнения о тех, скажем смело, исторических событиях в жизни Смоленщины, да и всей страны. Как их оцениваете Вы?

-Так называемая перестройка стала форменным предательством национальных интересов. В то время я работал председателем областного Совета профсоюзов и являлся депутатом областного Совета народных депутатов уже нескольких созывов. Кстати, в облсовете была крупная фракция профсоюзных активистов – 7 человек. Ни в одном региональном законодательном органе по всей стране не имелось такого мощного представительства посланцев профсоюзов.

Вот и обратились ко мне так называемые демократы с предложением выставить свою кандидатуру на выборах председателя областного Совета. Они, конечно, понимали, что я не разделяю их взглядов (если таковые не на словах, а на деле у них имелись). Но моя кандидатура их устраивала гораздо больше, чем, скажем, первого секретаря обкома КПСС Власенко. Да и с влиянием профсоюзов противники коммунистической верхушки вынуждены были считаться.

Мы освоили в тех деньгах на строительство и реконструкцию стадионов, домов культуры и других социальных объектов 20 млн. рублей. Это в сегодняшних ценах многие миллиарды рублей. Профсоюзы строили жилые дома для работников санаториев и домов отдыха.

Словом, у меня была конкретная и весьма ответственная работа. И честно признаюсь, не хотел уходить с нее. Но с учетом политической обстановки того времени дал все-таки согласие баллотироваться в председатели областного Совета. Сыграл свою роль мой внутренний протест против решения Горбачева заменить Ивана Ефимовича Клименко – патриота Смоленщины и талантливого организатора на никчемного, откровенно слабого руководителя Анатолия Александровича Власенко, над словами которого партийно-хозяйственный актив области открыто смеялся.

В свое время мне вместе с Иваном Ефимовичем довелось вести переговоры с союзным министерством  энергетики и участвовать в подготовке совместных решений о развитии энергетической отрасли Смоленской области. Смоленская энергосистема полностью обеспечила потребности региона и даже поставляла электроэнергию соседям. А сегодня она еще более избыточна: наш регион даже не вышел на уровень энергопотребления 1990 года. Это, кстати, основополагающий показатель, характеризующий состояние экономики Смоленской области.

- Возвращаясь к годам перестройки, можно, таким образом, сделать вывод: Власенко положил начало тому ужасному развалу, который мы имеем сегодня…

- Конечно. Я тут как-то позвонил коллегам в Краснодар, и те мне рассказали, что до сих пор смеются на Власенко, о котором в 80-е годы прошлого столетия на Кубани ходили анекдоты. Земляки Власенко недоумевали, как такого горе-хозяйственника Горбачев мог выдвинуть в руководство партийной организации области. Полагаю, это была целенаправленная политика уничтожения партии – замена опытных профессионалов на никчемных, пустых  болтунов, ничего не понимавших в экономике.

- Не знаю, как Вам, Леонид Васильевич, но мне то время очень напоминает нынешнее по подбору глав субъектов федерации. Помню, как вокруг Власенко ходили толпы подхалимов, как до поры-до времени первого секретаря обкома КПРФ взахлеб расхваливали средства массовой информации. К счастью, нашлись на Смоленщине здоровые силы, которые в полный голос заявили, - хватит уж держать этого пустомелю. Сегодня из уст первого лица региона звучат циничные слова, при этом – никаких дел, никаких глубоких профессиональных знаний ни по одному хозяйственному вопросу, но опять одобрям-с, одобрям-с, одобрям-с. Откуда у смолян это угодничество?

- Нам, россиянам, свойственна привычка к централизованному управлению сверху. Мы привыкли верить власти. И долгое время эта вера оправдывалась. Вот сейчас охаивают период Брежнева – его называют застойным. Но, на мой взгляд, та эпоха была одной из самых продуктивных в истории Советского Союза.

- Особенно, в период косыгинских реформ…

- К сожалению, Алексею Николаевичу Косыгину не дали возможности завершить те реформы, которые он начинал, когда вводился хозрасчет.

Сегодняшний губернатор А.В. Островский объявил о программе производства молока в количестве 220 тысяч тонн. А в т.н. «застойное время» только на государственных предприятиях производилось 600-650 тысяч тонн молока.

Вот и оцените глубину падения с того «застойного» периода до сегодняшнего «процветающего».

- И тем не менее мы тогда ругали сельскохозяйственных руководителей. Я как раз в те годы вел передачи этой тематики на областном радио. Практически еженедельно выходили в эфир мои репортажи с критическим анализом положения дел в том или ином районе области. Помню, и Вы, Леонид Васильевич, разделяли такой критический подход. Знали бы мы с Вами, что произойдет через 20-30 лет…

- Приведу еще один пример. Сегодня ставится задача засевать льном 4-5 тысяч гектаров земли. А в советские годы засевали «северным шелком» 105 тысяч гектаров. Льняное поле Смоленщины было крупнейшим в России. За счет льна экономически развивались совхозы и колхозы. В каждом районном центре имелся льнозавод. Где сегодня знаменитый на весь мир Смоленский льнокомбинат? Где льнозаводы? Советский Союз по льну занимал существенную долю мирового рынка.

- Зато сегодня на месте льнокомбината появился торгово-развлекательный комплекс. Спрос такой большой, что возникла потребность в строительстве второй очереди.

- Посмотрим, что будем через несколько лет, когда значительная часть смолян еще более обнищает…

- Вернемся в далекие «перестроечные» годы, когда проходили выборы председателя областного Совета. Сколько голосов получили Вы, Леонид Васильевич, и сколько депутатов поддержали «товарища Власенко»?

- Я получил в 2 раза больше голосов, чем он. Кстати, Анатолий Александрович очень активно пытался не допустить меня до выборов. И на бюро обкома поднял вопрос – зачем двум членам бюро идти на выборы. Тогда, помнится, Атрощенков заступился: да ведь он обещал людям выдвинуть свою кандидатуру, как можно не сдержать слово… На меня искали компромат, направляли комиссии на строительные объекты. Но никаких негативных фактов не нашли.

- И опять напрашивается сравнение с временами нынешними…

- Давайте посмотрим на вопросы образования. Сегодня в Смоленской области 44 вуза – зачем столько  институтов и университетов на регион? В то же время  закрыли почти все профтехучилища. Как могли руководители области передать детские сады и школы под различные конторы и всякого рода проходимцам?! Результатом стали очереди на места в детских яслях, безграмотные педагоги, которые бегают из вуза в вуз с лекциями ради галочки и дополнительного заработка.

Дипломированных неучей – пруд пруди, зато огромный дефицит на слесарей, токарей, фрезеровщиков. Рабочие кадры не готовятся. Между тем, чтобы подготовить первоклассного токаря, нужно 10 лет. Я многие годы работал в промышленности, начинал как раз с токаря, поэтому знаю эти вещи.

Сегодня по анкетам многих руководителей можно отследить, кто кому сват, брат. Посмотрите списки соучредителей и найдете во многих из них бандитов…

- Но разгул бандитизма все-таки пришелся на последние годы СССР. Там, где безвластие, там и всплывает пена. С ней пытались бороться, в том числе и созданием ГКЧП. Как Вы, Леонид Васильевич, восприняли объявление чрезвычайного положения в стране?

- Я считаю создание ГКЧП попыткой Горбачева сохранить власть. Вспомните, как у членов ГКЧП дрожали руки. Разве так готовят переворот? Просто хотели убрать тех людей, кто являлся противниками власти. Иначе не приземлился бы самолет с Горбачевым в Москве.

Нам, в регион, ГКЧП направлял телеграммы, в которых просил о поддержке. Я собрал хозяйственных руководителей и порекомендовал им не суетиться. Ко мне прислушались, и потому после прихода к власти Б.Н. Ельцина никто в Смоленске своих постов не лишился, за редким исключением.

- Насколько я помню, потерял работу один человек – редактор «Рабочего пути» Владимир Васильевич Усов.

- Когда по коридорам Дома Советов начали бегать «демократы» в поисках оргтехники и компроматов на «партократов», я объяснял противоборствующим силам, что нельзя ни в коем случае допустить гражданской войны.

- Закончился тот период приходом к власти в нашей области Валерия Фатеева…

- Его поставил Ельцин. Фатеев не был способен управлять целым регионом. Он до этого возглавлял в Вязьме маленький льночесальный заводик, на котором шили льняные мешки. И с получением губернаторского кресла Фатеев занялся в основном политикой. Ко мне направлял несколько комиссий. Одна комиссия ничего не находит, - посылает другую… Когда свято верят в то, что должен быть компромат, это является проявлением философии людей, которые сами не могут жить без воровства, без хищений и обогащения незаконным путем.

В такой обстановке дальше работать я не пожелал, написал заявление о сложении полномочий по состоянию здоровья и ушел на пенсию.

- Не жалеете, что не остались?

- Нет, потому что в то время бесполезно было бороться. Если посмотреть статистику, тогда пропадали сотни человек, а находили среди них единицы – тех, кто по пьянке погибал, кого из окон выбрасывали. Я не хотел, чтобы меня убили за убеждения, за то, что не поддерживал новый режим. Убеждениями торговать я не мог, служить Фатееву не желал, депутатский корпус практически потерял тогда свое влияние. Власть Советов новой административной вертикалью была фактически сведена к нулю. А после штурма Белого Дома в 1993 году, если помните, Указом Ельцина Советы вообще распустили…

Так что я не сожалею об уходе. Пришлось, конечно, продолжить работу уже в качестве предпринимателя, потому что на маленькую пенсию прожить было просто невозможно. Сегодня пенсия уже выше, могу себе позволить купить строительные материалы. Сам веду благоустройство дачного участка.

- После Вашей отставки одних только губернаторов на Смоленщине сменилось аж 5 человек. Что можете сказать об их работе?

- Ничего хорошего. Маслова, считаю, нужно было привлекать к уголовной ответственности, а отправили в Сенат. Что это за кадровая политика? К чему она приведет страну?

Автозавод «Фольксвагена» должен был возводиться в Смоленске, а не в Калуге. Но смоленские столоначальники запросили такие «отступные», что пришлось иностранным инвесторам искать другой регион.

- Не везет Смоленщине: после Ивана Ефимовича ни одного достойного руководителя области смоляне не получили…

- Потому что подбирали не хозяйственных руководителей, а политиканов. Скажем, Александр Прохоров – хороший парень, но слишком легковесный для управления областью. Когда предвыборная кампания достигла апогея, он вдруг оставил дела и улетел в Сочи на футбольный матч. Разве это серьезно?!

- Не обливается ли у Вас сердце кровью, когда рушится на глазах промышленность на Смоленщине? Вот приблизился к банкротству, например, Смоленский завод холодильников…

- Вспомните, как разрушали СССР. Удары наносят по тому, чем мы всегда гордились. Пример – система образования. Внедрили идиотский ЕГЭ – это игра в угадайку. Другие примеры – сельское хозяйство, машиностроение. Наплодили кучу никому не нужных институтов, выдающих фактически фальшивые дипломы.

Скажите, разве мог бы хозяйственный, рачительный руководитель области давать разрешения на открытие огромного количества филиалов различных вузов на смоленской земле?

Посмотрите на некогда добротные молочно-товарные фермы – все разломано, растащено. А поля заросли лесами и хмызником.

Когда я председательствовал в областном Совете, мы принимали решение – выдавать дачные участки до 30 соток, крестьянам – до двух гектаров. Все это отменили, ничего не дают сейчас. Но зато появились те, кто позже ухватил себе сотни гектаров и сейчас торгует землей.

Вспомните, как увеличили в прошлом году налоги индивидуальным предпринимателям. Взамен получили повальную сдачу свидетельств, и огромное количество семей пополнило армию безработных. Это разве государственный подход? И губернаторы не забили в набат, не пошли на конфронтацию с федеральными властями. Как можно руководить и не воевать за права жителей региона, которые надеются на губернатора?

- Помнится, Вам в свое время звонил сам председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов – давил, но Вы выдержали давление.

- Было такое. Тогда шесть заместителей Ельцина выступили против него. Областной Совет принял решение о поддержке заявления «шестерки». Хасбулатов грубо так обратился ко мне: «Что Вы там творите?» - «Да ничего, работаем». – «Немедленно отмените свое решение, иначе я приеду и вас разгоню». – «Приезжайте, попробуйте разогнать. Ваш звонок я доведу до сведения депутатов, но я на 100 процентов уверен, что они оставят решение в силе». На этом наш разговор окончился.

После расстрела Белого Дома Хасбулатов «запел» уже другие «песни», обрушил гнев в адрес Ельцина.

- Леонид Васильевич, Вы упоминали сельское хозяйство. Помнится, в свое время ни одна сессия областного Совета не обходилась без обсуждения различных вопросов помощи селу.

- Тогда промышленность очень много помогала сельскому хозяйству. Я в свое время возглавлял промышленно-транспортный отдел обкома КПСС, мы на сотни тысяч рублей изготавливали запасные части, электрооборудование, ремонтировали линии птицефабрик. Всю область обеспечивали льноворохосушилками смоленского производства, семеочистители для льнозаводов изготавливали. Строили дома, производственные помещения.

- Эти примеры свидетельствуют о высоком уровне развития промышленности на Смоленщине.

- Наш авиационный завод еще в 1957 годы выпускал крылатые ракеты. Здесь строили «Буран»! А сколько кадров передали на другие предприятия! Например, авиастроитель Александр Иванович Галушка стал директором завода «Измеритель».

- Вы все-таки по духу оптимист, Леонид Васильевич?

- Вот сейчас наметился поворот к отечественному товаропроизводителю. После запрета на ввоз продуктов из стран ЕС появился шанс возродить российское сельское хозяйство. Даже сдачу норм ГТО в школах хотят возобновить. Это не может не радовать. Это хорошее дело.

Но оптимизма мне не добавляют многие факты из повседневной реальности. В свое время профсоюзы организовывали летний отдых для 70-75 тысяч детей. Сейчас стоимость путевки в оздоровительный лагерь составляет 23-25 тысяч рублей. Скажите, какая семья может себе это позволить – заплатить такие огромные деньги?..

Обнищание населения продолжается. Процветают лишь те, кто имеет возможность получать мзду, - это чиновники всех мастей, некоторые нечистые на руку прокуроры, судьи, следователи, полицейские, налоговики. А рабочие люди не могут собрать денег даже на покупку квартиры. Вот я фактически безвылазно проживаю на даче, хочу продать свою весьма скромную недорогую квартиру – нет покупателей, машину тоже не могу продать. Такая слабая покупательная способность населения сформировалась за последние год-полтора.

Пока будет процветать кумовство, пока сердюковы и васильевы безнаказанно грабят казну, перемен ждать не приходится. Но даже при баснословной коррупции Россия остается мировой державой. Американцы и европейцы боятся усиления России, которая стала в политическом плане самостоятельным государством. Но в экономическом, к сожалению, нет.

Что касается нашей области, у нас есть потенциал. Надо только не пытаться отнимать то, что люди создают. Нужно поддерживать частных предпринимателей, освобождать их от налоговых платежей на 3-5 лет при открытии новых производств или фирм по оказанию услуг населению. Предоставлять им льготные банковские кредиты, но не по таким грабительским процентам, как сегодня.

Сельское хозяйство ждет помощи. Это наш кормилец, а не черная дыра, как пытаются ее представить некоторые недальновидные политики и популисты.

- Кого-кого, но популистов у нас хватает. Причем, наглых циников, которые ничего не создали, но подают себя так, будто на их плечах вся губерния держится.

- Вот недоумеваю, что одним из критериев оценки работы губернаторов стало количество упоминаний в СМИ. Не статистика, сколько детских садов построено, не процент роста или падения промышленного производства, не надои молока, не сбор налогов, а пиар в средствах массовой информации. Ну, и дела!

Сегодня статистику от рядовых граждан скрывают. А в советское время каждый руководитель ежеквартально отчитывался по итогам работы, экономические показатели анализировали специалисты, их комментарии публиковались в печати.

- Даже когда страна фактически рушилась, в Смоленске были хорошие примеры предприимчивости, попыток вопреки всему и вся развиваться.

- Действительно, в той же строительной отрасли, например, многие хозяйствующие субъекты  выезжали из Прибалтики, Сибири. Мы этой ситуацией воспользовались, и в Смоленской области были созданы три дорожно-строительных треста. И вводилось в год по 1000-1100 километров дорог с твердым покрытием.

А несколько лет назад метров 200 дороги возле полиграфкомбината сдавали в эксплуатацию, так заместитель губернатора и мэр перерезали ленточку. Это для «Крокодила» тема или факт для Книги рекордов Гиннеса.

- Сегодня все деньги отдаются одной фирме-монстру, и целевое использование средств вызывает большие сомнения…

- Затраты на километр автодороги в России существенно превышают показатели Китая, Индии и государств, похожих с нами по климатическим условиям. Спрашивается, куда идут деньги? В те коттеджи, которые строятся?

- Наверное. Спросите, Леонид Васильевич, у Ваших соседей по Боровой – может, они по секрету расскажут…

- Я 22 года достраиваю дачный дом. А на глазах за полгода – максимум год растут дворцы… С каких доходов?

- В чужие карманы мы с Вами, Леонид Васильевич, не заглядываем. Но тем не менее общественный карман, к сожалению, становится все тоньше.

- Я никогда не поверю в то, что воров и бандитов нельзя было найти. Просто не хотят. Вот пусть люди об этом задумаются.

- Как-то на грустной ноте завершается наша беседа. Не думаю, что причина в том, что один из собеседников без пяти минут пенсионер, а другой уже пенсионер со стажем. Видимо, все дело в язвах нашего общества, в пороках властей предержащих. Но то, что мы обнажаем эти пороки, уже обнадеживает. Значит, не все потеряно…

Интервью вел

Владимир Коренев.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Журнал Смоленск 2007 год

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER


© 2018 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.