Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

СМЕНА ИДЕТ!

МЕНЯЕМСЯ ВМЕСТЕ

Журналистская судьба дарит порой встречи с удивительными людьми. Они внешне ничем не отличаются от окружающих. Но даже одного разговора с ними достаточно, чтоб проникнуться глубочайшим уважением к их делам и поступкам.

Мой сегодняшний собеседник Василий Николаевич Глебов делает, не помоюсь этих слов, великое дело. Он возвращает смысл жизни детям, оставшимся без попечения родителей, - воспитанникам Кардымовской школы-интерната Смоленской области.

Ни для кого не секрет, что интернатская среда порой, к сожалению, является благодатной почвой для пополнения армии преступников. Дети с тяжелым детством весьма податливы на тлетворное влияние преступных элементов, тяжелое детство и нужда нередко толкают этих детей на преступления. И как важно, чтобы в их жизни появился человек, способный указать другой путь и повести по нему.

Полагаю, бесхитростный рассказ Василия Николаевича Глебова найдет отклик в сердцах читателей. Кто знает, может, этот пример поведет за собой других желающих оказывать бескорыстную помощь воспитанникам детских домов и интернатов...

- Начинал я службу в органах внутренних дел инспектором по делам несовершеннолетних Смоленского района. Начальником РОВД являлся Владимир Васильевич Калинин. Сейчас он работает в службе судебных приставов.

Нас, инспекторов ИДН, было всего 4 человека на весь Смоленский район. Тогда хоть по удостоверению можно было доехать бесплатно на общественном транспорте до населенных пунктов. Часто ездили попутным транспортом – денег водители никаких с сотрудников милиции не брали.

Сейчас не знаю, как они добираются. Наверное, машину выделили. А нам, кстати, со временем выдали мотоцикл – садимся, поехали весь район объезжать: обычно тот, кто за рулем, направляется в дальнюю точку, а на обратном пути коллегу забирает.

В мои обязанности входила профилактика неблагополучных семей, где дети состояли на учете за совершенные правонарушения. Я знал директоров школ, завучей, детей, которые учатся в школах. Проводил с ними беседы, интересовался поведением моих «опекаемых».

В мой участок входили Хохлово, Лубня, Катынь, Сметанино и другие населенные пункты вблизи к белорусской границе. Два года я еженедельно встречался с жителями этих сел, старался как можно лучше исполнять функциональные обязанности.

Затем меня перевели старшим оперуполномоченным по делам несовершеннолетних Смоленского района. Если инспектором я занимался профилактикой, то здесь уже непосредственно раскрытием преступлений. А следующей ступенькой стало приглашение на работу в УВД Смоленской области на должность старшего оперуполномоченного по особо важным делам. Начальником угрозыска тогда являлся Владимир Михайлович Бобылев – очень порядочный человек. У него была своеобразная, только ему присущая реакция на неправильные действия подчиненных: он начинал тихо говорить. В кабинете царила полная тишина. И подчиненные знали: если Бобылев тихо говорит, значит нервничает. Все старались подтянуться, сделать все возможное для исправления ошибок и недоработок. А в ответ Владимир Михайлович проявлял заботу и всех сотрудников очень ценил.

Нас было 19 человек в уголовном розыске. У каждого на планерке имелось свое место. Если человек в командировке или на задании, стул свободен, сразу видно, кто отсутствует. Часто многие стулья оказывались свободными, потому что из командировок мы не вылезали.

Сегодня преступность не такая высокая, как в лихие девяностые. Но штат сотрудников втрое больше. Не хочу сказать, что сейчас работать легче, - у каждого времени свои задачи...

За время службы во многих переделках довелось побывать и напряженно работать мозгами, чтобы разыскать преступника. Еще когда в районе трудился, пропала женщина. О пропаже заявил муж, он же потом и обнаружил труп. Преступник имитировал ДТП. Якобы от удара о машину труп оказался в пяти метрах на другой стороне дороги. Даже без экспертизы ясно, что такого быть не может. Подозрение пало на мужа. Он раньше служил во внешней разведке, у мужчины появилась любовница, и жена ему мешала. Самое сложное было доказать, что это именно он убийца. В штабе армии – на последнем месте службы этого гражданина – цепочка и браслет, заявленные как пропавшие, лежали в сейфе...

Был показательный суд. Каждого свидетеля допрашивали несколько раз, начиная с принявшего заявление о пропаже женщины оперуполномоченного районного отдела милиции. Преступник получил большой срок заключения.

На планерках, бывало, обсуждали план действий по двум-трем убийствам за сутки. Вспомните, сколько группировок действовало – петросяновские, винокуровские. Мое видение: шло накопление капитала, чтобы потом легально заниматься бизнесом.

А еще вспоминаю эпизоды, связанные с розыском душителя Марка Черного. Мы сначала не могли понять причину. В сентябре четыре трупа, в октябре – три. А поймали мы его, как сейчас помню, 15 декабря.

Как получилось? Одна жертва осталась жива. Я пришел в Заднепровский РОВД с фотороботом преступника и предложил каждому сотруднику написать на листке бумаги, где и когда он похожего гражданина видел. Один милиционер написал, что в охране рынка трудится человек с примерно такими же чертами лица. Мы культурно взяли этого «охранника», провели обыск, нашли пистолет. Преступник сознался в совершении 11 убийств, а мы его, кстати, «кололи» на восемь... Оказывается, он еще с мая месяца начал душить женщин.

В ходе следствия выяснилось, что Черный воспитывался в Дубровенской школе-интернате вместе со старшим братом. Их мать лишили родительских прав. В то время директором школы-интерната являлся, как потом выяснилось, педофил...

Впоследствии у Марка появилась подружка, от которой он психологически зависел, она ходила гулять на сторону, а он из мести стал душить женщин.

Кстати, Марк был красивый, занимался рукопашным боем, его в СИЗО боялись. Он на нарах садился на шпагат и два часа делал гимнастику. Черный умер в Сычевке, в психиатрической больнице, от двусторонней пневмонии, как записано в медицинском заключении.

После уголовного розыска я служил начальником кинологического центра. Там была полная разруха, и мне прямо заявили, что направляют туда спасать учреждение. Все системы, все батареи оказались размороженными. Я перво-наперво выпросил деньги и пустил газовую котельную. Потом шаг за шагом наладил остальное хозяйство.

До милиции я окончил институт физкультуры, специализировался на лыжных гонках, стал мастером спорта. Готовил спортсменов на трассе, которая пролегала по территории одного из хозяйств Смоленского района. Директором там работал Анатолий Иванович Мишнев – впоследствии председатель Смоленской областной Думы. Когда понадобились деньги на газовую котельную, пошел к нему. Тот пригласил коллег по депутатскому корпусу. Выяснилось, что имелись в резерве неосвоенные средства, к тому же бывшая котельная кинологического центра по документам проходила как печь для сжигания мусора.

Словом, когда спустя два года я уходил на пенсию, оставил преемнику вполне приличное «наследство». Уволился майором. По выслуге лет мог получить звание подполковника, но никогда за себя не просил. А у нас, к сожалению, часто случается так: если сам не попросишь, тебе никто ничего не даст...

На пенсии долго не сидел, меня позвали знакомые на работу в коммерческий банк. Сын в то время учился в физинституте, тренировал мальчишек из Кардымовской школы-интерната. И предложил мне тоже взять шефство над интернатовскими. Так параллельно с основной работой в службе безопасности банка я всерьез занялся тренерской деятельностью.

Постепенно сформировался костяк одержимых девочек и мальчиков, которые самозабвенно тренируются и уже добились весомых успехов. В прошлом году мы возили их в Рязань, на финальные соревнования Всероссийской спартакиады для детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, где они выступили очень здорово.

Вообще-то в интернаты чаще всего попадают дети из неблагополучных семей. У одной моей воспитанницы родителей убили, у другой мать лишили родительских прав, третья вообще не знает, кто ее родители. Есть очень хороший 8-летний пацан – родная тетка его бьет, родителей нет. Парень просто боится ее. Вот такие разношерстные ребята с общей бедой – у них нет фактически родной семьи, семью заменил интернат. Но дети очень хорошие.

Костяк команды учится в седьмом классе. В следующем году эти ребята еще по возрасту получат право выступить на чемпионате России. Потом они смогут участвовать только в региональных стартах, пока не перейдут в другую возрастную категорию.

На зимних спартакиадах воспитанников домов-интернатов проводятся соревнования по лыжным гонкам – индивидуальные и эстафета, а также по волейболу, дартсу, шахматам. В Рязани мы выиграли лыжные гонки: девочки заняли весь пьедестал почета – первое, второе и третье места, ребята – первое, второе и четвертое, в эстафете команду Москвы мы обогнали почти на четыре минуты. Нынче вновь стали лучшими.

На соревнованиях встретил знакомых тренеров. Те и говорят «Вася, да ты спортивную школу привез!». Конечно, поневоле засомневаешься, когда смоленские практически между собой соревнуются, а остальным остаются места ниже пьедестала.

Слагаемые успеха состоят из многих факторов. Во-первых, прекрасно работает интернатский преподаватель физкультуры Константин Викторович Левшаков. У них три раза в неделю физкультура – чаще, чем в обычных школах. Плюс три раза в неделю дети берут лыжи и тренируются. Учитель на лыжах вместе с ними. Каждое воскресенье приезжаю я, и мы занимаемся специальной подготовкой по развитию определенных мышц, на выносливость, развитие скоростно-силовых качеств. Когда выпадает снег, работаем над техникой. Наши детки очень технично едут.

Однажды пригласил нас председатель областной федерации биатлона на тренировочную базу «Чайка». Там одни спортивные школы участвовали. В первый день мы шли шестыми, во второй день сохранили шестое место. На третий день у меня попросили дать участницу вместо заболевшей девочки в сборную одной из спортшкол. Воспитанница интерната вытащила команду с четвертого места на второе после спецшколы из Вязьмы. А ведь стрелковой подготовки у нее не было...

Нынче из-за непогоды три областных старта отменили, мы успели выступить только в первенстве района, да в соревнованиях на призы афганцев. Оба раза мы были лучшими. Также дважды я привозил ребят в Реадовку на наши внутренние соревнования.

В интернате есть автобус с водителем. От меня требуется найти денег на бензин. Знакомые предприниматели помогают. Один в прошлом году отремонтировал баню в интернате, другой дал мне денег на парафин и ускорители. Тот первый, что баню ремонтировал, недавно звонит, давай, мол, посмотрим, как вашу трассу можно отреставрировать. Я дал ему парня, с которым они пробежали все участки, составили план, где расширить виражи, где спилить деревья. Теперь с администрацией согласует, и за лето дорожные рабочие сделают трассу.

Вот нам бы «Буран» купить, чтобы зимой укатывать трассу! А то приходится «лесенкой» проходить все участки.

С детьми общаться интересно. А к интернату у меня давняя привязанность, еще когда был студентом, проходил там практику. Мы с сыном туда периодически ездили – один день он, другой раз – я. Видимо, он тоже прикипел душой к детям, оставшимся без попечения родителей, и сегодня помогает им, как может.

Вообще, интернатские дети намного проще остальных. Они более открытые, но и обидчивые – их ни в коем случае нельзя обижать. У этих детей очень развита интуиция, они моментально чувствуют, что за человек к ним пришел. И еще они очень целеустремленные и терпеливые. Будут тянуть «лямку» из последних сил.

Вот побывал я недавно в родном УВД, встретился с заместителем начальника управления кадров. И тот предложил по 3-4 человека ежегодно готовить к поступлению в вузы Министерства внутренних дел. Это очень хорошее дело!

Поговорил с ребятами. Те загорелись идеей. А что – функционально они уже подготовлены, в них присутствуют уважение к системе органов внутренних дел и нетерпимость к правонарушениям и преступлениям. Это – важнейшие, на мой взгляд, предпосылки к будущей службе в органах МВД России.

Характерный пример по физической подготовке, выносливости и умению преодолевать трудности. Нынче я решил провести эксперимент: предложил ребятам, которые раньше даже в тренировочном режиме больше 10 километров не бегали, стартовать на 30 километров. И представляете, ни один не сошел с дистанции! Хотя им было очень тяжело...

У меня друзья на Урале работают в спортинтернате. Мечтаю туда отправить учиться в 9 класс Павла Шмаля и пару девочек. У них данные очень хорошие. Во-первых, они вытянулись. Пацаны в 7 классе уже под 1,70 ростом. Девчонки тоже рослые. Во-вторых, очень выносливые. В третьих, техника бега у них поставлена.

Очень хочу, чтобы у этих замечательных детей, которых судьба, к сожалению, обидела, дальнейшая жизнь сложилась счастливо. Трудности закалили характер, привили бойцовские качества. Теперь вот от меня зависит, чтобы получили своеобразный толчок к будущему благополучию. Если пойдут по спортивной стезе, их может ждать громкая слава. Дальше уже все будет зависеть от них самих. Если кто из ребят пойдет на службу в полицию, тоже получит нужную людям профессию.

Видите, мы с ребятами действительно меняемся вместе. Я после ухода на пенсию нашел себя как спортивный наставник. Мои подопечные занятиями спортом развили в себе самые лучшие качества, увидели цель в жизни, приобрели любимое занятие.

Я спокоен за своих воспитанников. Знаю, что они не свернут на противоправный путь. Наоборот, уверен, что по мере сил своим примером будут вести за собой других, уводить их от соблазнов правонарушений и преступлений. Мне очень хочется, чтобы многие мои подопечные связали свою будущую жизнь со службой в полиции. За плечами таких людей гражданам будет спокойно. В этом я глубоко убежден.

Рассказ наставника молодежи записал Владимир КОРЕНЕВ.

 
гарант жилье

Последние комментарии

  • В Смоленском интерьере
    27.01.2016 08:14
    Каким же талантом надо обладать, что бы передать характер человека через "простой" снимок! Эти фото ...
     
  • Увлечения
    25.12.2015 13:08
    Я прошу прощения, господа! Но кто у меня спросил разрешения публиковать интервью со мной? Тем более есть ...
Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2018 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.