Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 04 (164) Апрель 2014 г. Рубль должен стабилизироваться. Но уже на новом уровне…

Рубль должен стабилизироваться. Но уже на новом уровне…

Беседы об экономике

От редактора.

В Смоленском филиале РГУТиСа студентов опросили, какая лекция или какое семинарское занятие в учебном году стало самым запоминающимся, интересным и познавательным. И почти все отметили выступление известного российского экономиста Бориса Абрамовича Райзберга.

Во время недавней командировки в Москву мне представилась возможность пообщаться с ученым. Не преминул воспользоваться шансом получить ответы на вопросы, которые волнуют меня, да и очень многих читателей журнала тоже, судя по письмам и обращениям в редакцию.

- Борис Абрамович, сегодня, наверное, нет более актуальной темы в экономике, чем будущее рубля. За один евро в обменниках уже берут более пятидесяти рублей. Будет продолжаться падение российской национальной валюты или положение, говоря жаргонным языком, «устаканится»?

- В принципе я должен поддержать мнение, которое высказывается учеными всего мира, а не только нашей страны, что в нынешней экономике уровень неопределенности исключительно высок. В связи с этим давать четкие предсказания и прогнозы трудно, их достоверность весьма сомнительна, и любой вывод следует принимать критически. Мнения высказываются разные. Может быть, есть смысл выявлять то, в чем сходится большинство экспертов? Эти специалисты знают реальную действительность и участвуют в принятии решений.

Если говорить в целом об экономической ситуации, то в нынешнем году шансы выйти из наступившего в 2008 году и продолжающегося до сих пор кризиса не велики. Не достигнута стабилизация практически ни в одной стране мира. В ряде стран кризис, наоборот, усугубляется.

Поведение рубля целиком зависит от поведения экономики в целом. Если экономика в целом не устойчива, если показатели использования ресурсов низкие, если отдача труда не высока, то надеяться на крепкую валюту бессмысленно. В нашей стране вдобавок действуют дополнительные факторы, которые, к сожалению, негативно сказываются.

Страна все еще не закончила глубокую перестройку, собственно формирование России как таковой с учетом того, что часть наших республик отделилась, частично эти новые государства входят с нами в таможенный и разные экономические союзы. Очень сложная ситуация, как известно, с Украиной.

Все это требует от бюджета страны дополнительных денежных расходов на оказание помощи, с одной стороны, а с другой стороны, на обеспечение стабильности и безопасности той России, которая на сегодня хоть как-то сформировалась в определенном виде. Хорошо известно, что у нас значительно повысились расходы бюджета на обеспечение безопасности во всех ее видах – и военной, и охраны границ, и в той же значительной степени на защиту от техногенных катастроф, от природных катаклизмов.

Но несмотря на увеличение расходов бюджета люди все-таки хотят жить лучше и лучше, комфортнее. Это противоречие остается достаточно существенным. И приходится барахтаться в рамках очень сжатого бюджета, когда доходы не растут, а расходы увеличиваются. Отсюда получается, что и Россия, и многие другие страны мира, и мир в целом при нехватке ресурсов, материальных средств, продовольствия, бюджета на бытовое обслуживание иногда идут на так называемую в народе допечатку денег. Она носит не только характер выпуска ассигнаций, но и активнее пускаются в оборот безналичные расчеты, и мы даже не замечаем, что их количество прибавилось. Кроме того, выпускаются многочисленные виды различных ценных бумаг, денежных документов, не являющихся собственно деньгами. Все это имеет место в нашей стране. Все это привело к возникновению спада ценности рубля. По сути дела это один из видов инфляции – очень тяжелый вид, потому что он не является сугубо случайным. И самое неприятное, что это достаточно глубокий спад.

Годовая инфляция до 5 процентов наблюдается везде, во всем мире. С этим люди привыкли мириться. Но нынешний спад гораздо более глубокий. Насколько он катастрофичен? Конечно, страх здесь несколько превысил реальную опасность. Хотя до сих пор главные опасности еще не так сильно проявились. Обычно, когда падает покупательная стоимость национальной валюты, особенно по отношению к курсам т.н. твердых валют, последствия наступают через 3-6 месяцев. Это связано с экспортом и импортом. Нам приходится приобретать значительное количество товаров, особенно потребительских, - от 50 до 60 процентов. Они закупаются на твердую валюту, а граждане приобретают их в рублях – в национальной валюте. Отсюда и возникает разрыв: слабая национальная валюта поневоле вступает в столкновение с растущими ценами. Те, кто импортирует, приобретает – будь то государство или частные корпорации – естественно, не хотят терпеть потери. Отыграться они могут только на одном – на ценах.

Задача заключается в том, чтобы, во-первых, приостановить этот процесс и, во-вторых, вернуться к тому состоянию, которое мы имели хотя бы полгода тому назад. Что касается остановки этого явления, то можно не сомневаться: оно будет приостановлено. Это явная вспышка. И как при любой вспышке испытываются колебания, а дальше происходит успокоение системы.

В целом нельзя сказать, что российская экономическая система не стабильна. У нас есть огромные запасы и валютных ресурсов, и природных, и человеческих ресурсов. Поэтому исходя из общих экономических соображений, можно смело утверждать, что в течение не очень продолжительного периода слишком резкое падение курса будет погашено. На это пускается к тому же значительная часть нашего в общем-то весьма приличного валютного запаса.

Для сравнения могу сказать: чтобы подавить вспышку, самое большое, что было выпущено на валютный рынок, - 10 миллиардов долларов. А наш запас оценивается величиной порядка 500 млрд. долларов. То есть вливания можно еще многократно применять, хотя вряд ли они понадобятся.

Поэтому в этой части не надо усиленно переживать: потрясения бывают и в жизни, и в экономике, но всегда они склонны к утряске, к успокоению. Другое дело: надежды на возврат к тем курсам валют, что были совсем недавно, не столь велики. Обусловлено это по крайней мере двумя обстоятельствами: первое заключается в том, что валютными запасами нельзя неограниченно распоряжаться, - они хоть и велики, но не на столько; и второе – расходы возрастают существенно в свете всех событий и международной, и в какой-то степени нашей внутренней жизни. Темпы роста в стране очень низкие, экономика вряд ли выдаст нам столько дополнительного дохода, столько прибыли, что мы легко вернемся на старый уровень соотношения валют.

Вряд ли можно ожидать возврата. Большинство экономистов полагает, что курс евро установится в границах 50 рублей, а курс доллара – порядка 36 рублей. И на этих уровнях придется жить и существовать.

В принципе поскольку внутренняя жизнь россиян не столь уж тесно связана с валютой, за исключением тех, кто ездит за границу и приобретает там вещи, сам по себе заниженный курс рубля не влечет больших угроз. Но ожидать надо – я об этом раньше сказал – цены импортируемых товаров, несомненно, повысятся. Наверное, не в такой пропорции, как произошел скачок курса, но повышения цен следует ожидать, и его трудно предотвратить.

- Борис Абрамович, а в связи с событиями на Украине против России вводят санкции, насколько они повлияют на экономику нашей страны? Бывают ли санкции односторонними, или они наносят ущерб также и тем, кто их вводит?

- Угроза нарушения установившихся отношений влияет в значительной степени и на экономику России, и на экономику зарубежных стран. И пренебрегать такой угрозой не стоит. Наша страна находится в очень существенной зависимости от мирового рынка, от поставок продукции, от экспорта и импорта. Более того, Украина, вокруг которой сегодня разгорелись страсти, она еще больше связана экспортом в Россию. 50-60 процентов украинской продукции продается России, в том числе в значительной части за валюту. Поэтому зависимость двусторонняя. Мы не можем отказаться от закупок, с одной стороны, а Россия поставляет энергоносители и не может даже с учетом признания бедствия Украины делать это бесплатно или по крайне низким ценам. Тут поневоле возникает противоречие во всех отношениях: российско-украинских и между Россией и ведущими странами мирового экономического сообщества. Очень нежелательно нарушение установившихся правил, норм поведения. Оно нанесет удар и по России, и по Украине, и, несомненно, принесет ущерб тем странам, которые угрожают нам санкциями.

Не стоит относиться пренебрежительно к угрозе санкций. Они серьезны. Надо в первую очередь заботиться о том, чтобы предотвратить эти санкции. И не только потому, что они нам страшны. Они не нужны никому. Все участники конфликта явно понимают: лучше вернуться к исходному состоянию, установить равновесие и тихо-спокойно потом решить проблемы. Не путем угроз, взаимных уколов и ударов, а мирно. Это все понимают. Думаю, что есть большие основания полагать: конфликтующие стороны придут к взаимному согласию, не связанному с разрушительными жертвами, вмешательством во внутренние дела друг друга и других государств, восстановят равновесие, после чего можно будет за «круглым столом» решить все проблемы.

Мне бы хотелось подчеркнуть: санкции опасны, и их надо избегать. И самое главное: они никому не нужны. Можно решить проблему без всяких санкций, угроз, без нарушения сложившихся отношений. Но для этого, конечно, требуются воля и усилия всех участников – с той и с другой стороны.

- И последний вопрос, Борис Абрамович. Вот каким Вы все-таки видите развитие экономики России, на что нужно властям обращать внимание, чтобы выйти из того ужаснейшего положения, в котором мы находимся? Может, действительно упор делать на закупку современных технологий? Или есть другой, более эффективный путь?

- Моя позиция может показаться несколько странной. Она не сводится к тому, что сегодня России нужно менять всю структуру производства, решительно переходить к инновационным отраслям, модернизировать производство и переводить его на принципиально иную технологическую основу. Если рассматривать эту задачу на несколько десятков лет, это совершенно резонно. Но надо иметь в виду, что нынешние – и ресурсные возможности, и состояние экономики, и политическая обстановка, которая тоже требует значительных средств и пожирает их в больших объемах, - не дают сегодня России шансов осуществлять столь крупные структурные реформы.

Это не значит, что не надо вообще модернизировать производство. Но я бы ответил тем, кто считает сырьевую ориентацию экономики гибелью для России, - на длительные годы, минимум, на ближайшее десятилетие, сырьевая ориентация – это не наша гибель, а наше спасение. Потому что такие продукты, как нефть, газ, удобрения, все более и более нужны, и не только нашей стране, но и всему миру. Пока, кстати, цены на ресурсы растут на мировом рынке. Надежды на сланцевый газ могут не оправдаться. Он, кстати, дороже добываемого естественным путем.

Поэтому России не надо шарахаться. Наоборот, где надо применить все новшества и инновации, так это в тех отраслях, где мы имеем выгодное экспортно-ориентированное производство. Это касается не только нефти и газа. У нас в России множество земель. Мы можем развивать сельское хозяйство не только для внутреннего потребления, но и на экспорт. Мы можем вдобавок производить очень многие ресурсы, входящие в т.н. человеческий потенциал. Очень многие выпускники наших высших учебных заведений едут за границу. По сути это наша помощь другим странам. Но на этом Россия должна зарабатывать, получать отдачу, чтобы отъезд выпускников вузов не носил стихийный характер.

Развитие инноваций, новых видов производств надо осуществлять пока еще в рамках доктрины превалирования сырьевой ориентации. Впрочем, она не совсем сырьевая. То, что мы называем сырьем, зачастую является продуктом конечного потребления.

Надо иметь в виду, что сырье – это не только обладание продуктом, который легко и выгодно сбывать, но это и внешняя независимость. Отказываться от нее в ближайшие годы нельзя, тем более, что при темпах роста, которые мы сейчас имеем в экономике мировой 2-3 процента в год, на многое рассчитывать не приходится. Свободных ресурсов для осуществления очень крупных ресурсных преобразований попросту нет. Их надо еще наработать, для этого понадобятся многие годы.

Поэтому не надо шарахаться и провозглашать лозунги «Да здравствует инновационная экономика!», «Долой сырьевую экономику!». Сырьевая экономика тоже может быть инновационной, если мы средства добычи и переработки сырья приведем в соответствие с современными технологическими возможностями. Этим и надо заниматься.

 - Огромное спасибо, Борис Абрамович, за весьма насыщенную информацией очень интересную беседу! Смоленские студенты из РГУТиСа просили меня передать Вам пожелания здоровья и успехов в научной деятельности. Они ждут Вас в гости. Как мне сказали будущие экономисты, Ваши советы помогают им сделать правильный профессиональный выбор, лучше ориентироваться в сферах сервиса и туризма, занимающих весомую нишу в мировой экономике и набирающих обороты в России.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.