Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 04 (164) Апрель 2014 г. На Смоленщине сегодня бардак?

На Смоленщине сегодня бардак?

Разбор полетов

Откровенное интервью опального банкира Павла Шитова главному редактору журнала «Смоленск».

- Здравствуйте, Павел Николаевич. Полагаю, наше сегодняшнее интервью добавит и Вам, и мне проблем. Не принято брать интервью у так называемых бывших.  Я не припомню, чтобы СМИ  предоставляли слово, например, отправленному в отставку директору завода или оказавшемуся за решеткой мэру …

 Давайте начнем нашу беседу с общего вопроса: в принципе какие требования предъявляются к банкам в России и за что могут лишить лицензии? Знает менеджмент банков, что ему непозволительно делать?

- Прежде всего банк должен выполнять свои обязательства. Если клиент положил в банк депозит, он имеет право после наступления срока выплаты прийти и сполна получить деньги без каких-либо оговорок. Если банк не выполняет свои обязательства, он уже банком не является.

Традиционно Центральный Банк России отзывал лицензии у тех банков, которые не исполняли свои обязательства сколь-нибудь длительное время. Причем во времена стабильной экономики Центральный Банк отзывал лицензии чуть ли не через три дня после того, как узнавал о невыполнении банками своих обязательств. Сейчас по этому основанию стараются лишний раз лицензии не отзывать, дают возможность наладить процесс.

Естественно, Центральному Банку не хочется узнавать последним о случившейся неплатежеспособности. Поэтому он требует достоверной банковской отчетности, требует от банков  прозрачности деятельности. Если Центральный Банк не понимает ситуацию в банке, он предъявляет соответствующие претензии, указывает, что делается неправильно, и предписывает устранить недостатки.

- А что инкриминировалось Смоленскому Банку?

- У Смоленского Банка отозвали лицензию как раз по той причине, о которой я говорил в начале интервью. Смоленский Банк не смог выполнять свои обязательства. Пришли вкладчики, и банк не смог им заплатить.

- Но почему же это произо­шло?

- Во-первых, господин Островский, работающий губернатором Смоленской области, неоднократно допускал публичные высказывания, мол, Смоленский Банк скоро разорится, является финансовой пирамидой. Это, естественно, вызвало волнения среди населения. Но, справедливости ради, отмечу, что это не были сильные волнения. Люди звонили, интересовались, почему губернатор так говорит. Ведь люди воспринимали Островского по его должности. У граждан в памяти остались руководители, которые слов на ветер не бросали, - например, Иван Ефимович Клименко. Он не был пустозвоном, и доверие к его слову было абсолютным.

Мы людям объясняли ситуацию, разъясняли, почему Островский так нелестно отзывался о Смоленском Банке, какие он при этом преследовал цели.

- Павел Николаевич, напомню Вам и читателям не совсем уж далекие события. Вы состояли на выборах в областную Думу в первой тройке кандидатов от ЛДПР. За это выдвижение Вы заплатили 7 млн. рублей. Но буквально за несколько дней до выборов Вашу фамилию вычеркнули из списка кандидатов, а деньги не вернули. Попросту Вас «кинули на бабки». Помнится, тогда Вы заявили, что от губернатора деятельность банка никоим образом не зависит. Тем самым продемонстрировали свою решимость требовать возврата денег и противостоять политике «кидал», ранее уже имевшей место в истории с несостоявшимся сенатором Малофеевым. Но дальнейшие события все-таки показали, что это в силе губернатора - разорить региональный банк…

- Островский – не единственный фактор, повлиявший на обрушение банка. Если помните, рядовой обыск в одном из столичных офисов Смоленского Банка получил неожиданно широкое и яркое освещение в федеральных СМИ, в том числе и по Первому каналу. Я убежден, что опять-таки не без участия Островского господин Морозов, ранее являвшийся начальником УМВД по Смоленской области, действовал, чтобы принести нам максимальный вред.

- Вы знаете, Павел Николаевич, мне доводилось несколько раз общаться с Владимиром Морозовым в последние месяцы его службы в Смоленске, а затем встречаться и в Москве. И однажды главный следователь столицы произнес такую фразу: «Чаще всего мы действуем по указанию с самого верха»… При этом Владимир Дмитриевич многозначительно поднял указательный палец…

Не исключаете ли того, что Вы чем-то не угодили кому-то из  властей предержащих в стране? Смешно ведь полагать, будто г-н Островский имеет большое влияние на самом верху…

- Конечно, Морозов не будет говорить, что он якобы какие-то свои амбиции реализует. У нас принято валить на мифических чиновников в верхах. Но я убежден: это дело рук Морозова.

Но и этот удар мы выдержали. Репутация Смоленского Банка была настолько высока, что «маски-шоу» не могли сами по себе вызвать панику у вкладчиков. А тут вскоре происходит отзыв лицензии у МастерБанка. Это событие привело к тому, что перестало работать наше преимущество, благодаря которому многие смоляне с нами работали. Наша сеть банкоматов, терминалы в торговых точках в одночасье прекратили операции.

- Кстати, у меня как раз в тот момент возникли проблемы. Не смог, во-первых, провести с домашнего компьютера очень удобные на практике платежи коммунальных услуг, которые, кстати, осуществлялись без всяких дополнительных комиссий и поборов. А во-вторых, перед самым отъездом за границу карта оказалась заблокированной…

- Если у банка не работают банкоматы, если в торговых точках нельзя заплатить за товар с помощью пластиковой карты, мы не могли ничего вразумительного сказать нашим клиентам. Говорили: «Ждите!», даже дату не могли назвать, когда банкоматы заработают. Центральный Банк сказал: «В течение дня будет решение». Но только через неделю кое-как заработали около половины банкоматов. Естественно, к тому времени процесс уже принял необратимый характер.

- Паника началась?

- Да.

- Я помню то время: огромные толпы очередей в офисах банка, смоляне хотели получить деньги назад.

- Ведь раньше деньги можно было снять с карты в банкоматах, потратить в магазинах. А теперь остались только офисы. Посчитайте: банкоматов было 80, магазинов – 400, а офисов всего 40. Внешне это выглядело как нашествие народа. Нашествие порождает панику…

- Банк признали банкротом. Но руководители банка пытались обжаловать это решение суда. Чем они руководствовались?

- Тем, что анализ состояния банка был проведен формально и не соответствовал действительности.

- Обращались ли в Администрацию Президента, пытались объяснить Набиуллиной, что произошло стечение обстоятельств…

- Центральный Банк – организация консервативная. Тем более, что в тот момент еще никто не говорил о банковском кризисе. ЦБ исповедовал тогда другую парадигму. Потом, после отзыва лицензии у нашего и некоторых других крупных банков, стали говорить о банковском кризисе. Кстати, Владимир Владимирович Путин в Послании Федеральному собранию заявил, что отзывать лицензии следует осторожно, осмотрительно. Только после этого Центральный Банк изменил подход: увеличилось число санаций банков, соответственно уменьшилось количество отзывов лицензий. Банкам стали давать больше времени на изменение ситуации.

- Скажите, пожалуйста, сколько Вам нужно было времени, чтобы восстановить ликвидность?

- Массовая паника привела к такому значительному выводу капитала, что мы уже без санации или экстренной помощи не могли обойтись. Ведь при проблемах у банка уже и заемщики ведут себя по-другому, не очень-то торопятся отдавать кредиты, кое-кто пытается воспользоваться ситуацией. Словом, восстановить банк сложно без санационных мероприятий.

ЦБ внешнюю часть проблемы замаскировал. Мы знаем, что сегодня многие банки стоят и не платят. И при этом они сохраняют лицензию… Удастся ли им выкарабкаться? Может, кому-нибудь и удастся, но большинству – нет.

- Получился пресловутый двойной  стандарт: до Послания Путина и после.

- У меня нет претензий к ЦБ. Пытаюсь себя поставить в положение тех, кто принимает решение, - банк не платит.

- Санацию, например, провести…

- Если встать на место Агентства по страхованию вкладов. У них функция – собирать страховые платежи, а если наступил страховой случай, в течение двух недель всем максимально удобно выплатить фактически государственные деньги. Они с этой задачей прекрасно справляются. И это, кстати, основа доверия к банковской системе. И люди, у кого вклады менее 700 тысяч рублей, не пугаются. А теперь представьте – этим же людям говорят: давайте не будем вам выплачивать, дадим деньги банку в кредит, становитесь сами фактически руководителями банка и начинайте принимать в день сотню разнообразных решений, чтобы положение банка улучшалось. Людям надо за короткое время изучить ситуацию, нанять некий менеджерский состав, которому, с одной стороны, доверяешь и, с другой стороны, высоко ценишь его профессионализм. При этом надо учитывать чисто российский менталитет, когда обязательно найдутся критики – что же ты эти сто решений принял, надо бы другие.

Санация в существующей бюрократической системе крайне нежелательна. И, конечно же, можно понять АСВ: зачем идти сложным путем, когда можно простым. Поэтому к санации прибегали крайне редко и неохотно. Лишь когда нависла угроза банковского кризиса, эти меры стали применять. А когда решался вопрос по Смоленскому Банку, такой угрозы еще не просматривалось.

- Но закрытие крупного регионального банка – это неминуемый рост безработицы. Неужели об этой угрозе никто не задумывался?

- У принимавших решение лиц есть свои цели и задачи. Это не их функция – решать проблему трудоустройства людей Смоленской области. Стабильность финансовой системы, доверие к банковской системе и т.п. – вот круг их забот.

- Но в регионе есть губернатор, который не может не почувствовать, - люди стали хуже жить, показатели по безработице, сбору налогов и т.д. резко пошли вниз.

- Нормальный губернатор об этом, конечно, должен заботиться. И нормальные заботятся. Но у нас губернатор -  Островский, человек, который,  к сожалению, никогда не работал на хозяйственной должности и не понимает, как надо управлять экономикой. Он себе придумал, будто он великий политик, даже как-то заявил, мол, он единственный политик в Смоленской области. Вот я в twitter.com читаю отчеты калининградского губернатора. Так он занимается проблемами банков и много чего сделал.

Сейчас, например, этот регион выступил с законодательной инициативой застраховать индивидуальных предпринимателей задним числом, чтобы как можно большее число клиентов ИнвестБанка попало под закон о  страховании вкладов.

Также калининградский губернатор договорился с федеральными службами, что они примут платежи к зачету, которые ушли из ИнвестБанка в пользу этих служб. То есть хотя бы налоговые платежи не пропадут. Вот это работа!

- Кстати, в одной из публикаций я уже рассказывал читателям журнала о том, что калининградский губернатор призвал ФСБ и другие правоохранительные органы выявлять и привлекать к уголовной ответственности лиц, распространяющих лживую информацию о деятельности банков и вызывающих панику. А наш губернатор – о чем в Интернете можно найти массу доказательств, цитат из его выступлений – фактически провоцировал банковский кризис и предстал в образе чуть ли не спасителя смолян. Намерены ли Вы, Павел Николаевич, обращаться в суд, чтобы наказали губернатора за разорение банка?

- Его накажут жизнь и смоленский народ – в этом я уверен. Накажут за деятельность, которую я считаю преступной. ИнвестБанк потерял лицензию в один день со Смоленским Банком. И наглядно виден контраст, что сделал калининградский губернатор и что сделал наш. Если вы посмотрите в Интернете, что говорил Островский в это время, вы, уверен, согласитесь с оценкой его действий.

Я избавился от акций Смоленского Банка по следующим соображениям: если Островскому не нравится моя персона и от него что-то зависит, я готов уйти. И ушел.  И  вдруг для Островского банк стал очень хорошим, губернатор стал заявлять, будто он его спасает. Я убежден, что Островский просто хотел банк отобрать. Но так как он не разбирается в хозяйственных вопросах, то и не смог этого сделать. Он думал, вот сейчас будет заставлять Шитова продать банк, а потом можно начинать операцию спасения. Но, оказывается, не так работает банковская система, как думал Островский. По моему мнению, он для удовлетворения своих корыстных амбиций довел ситуацию до такой, что очень многие люди пострадали.

- Я все-таки Вас не понимаю, Павел Николаевич. Вы – разумный человек, до недавнего времени являлись успешным бизнесменом, но как-то слишком доверчивы. Вот Вас «обули» на 7 млн. рублей «соколы Жириновского», а Вы не предприняли решительных шагов по возврату денег. Банк разорили, но Вы не подали в суд на того же Островского. Хотя я понимаю, что при нашей судебной системе мало шансов выиграть иск, но хотя бы шум подняли.

- Я тоже не надеюсь на справедливость в суде. Поэтому лучше объясню людям, кто такой на самом деле Островский, какой вред он приносит нашей Смоленской области. Островские приходят и уходят, но Смоленская область остается, и жизнь продолжается.

- Смоленский Банк имел огромную сеть банкоматов и офисных помещений. Неужели их ждет  продажа «с молотка»?

- Процесс продажи имущества не начался и начнется не скоро. Банкротство – это достаточно длительный процесс, состоящий из многих стадий. И этот процесс еще в самом начале. Конечно, мне тоже хотелось бы, чтобы смоляне имели удобный банковский сервис.

Вот часто в разговорах в Смоленске и о Смоленске возникает слово «провинция». И априори считается, что в провинции хуже, чем в Москве. А посмотрите на Европу: там даже в самом маленьком городке жители не считают себя провинциалами. Потому что там не хуже, чем в центре, а даже лучше – рестораны, банки, связь, общественный транспорт такие же, как в столицах, только нет городской суеты, почище воздух и поменьше пробок.

Я на своем месте пытался сделать, чтобы Смоленск не был провинцией, - чтобы банковский сервис был не хуже, чем в столице. Мы уважали своего клиента, заботились, чтобы он находился в чистом светлом помещении, чтобы его вежливо обслуживали, услуги предоставляли такие же качественные и по той же стоимости, как и в Москве. Еще я пытался сделать, чтобы в Смоленске появились офисы надлежащего качества – мы строили, например, Гагаринский центр. Стремились задать класс общепита, чтобы ресторан находился на уровне московских – но не по цене, а по качеству. Кстати, цены на многие виды услуг в Смоленске уже не ниже столичных, а порой и выше…

Вот на примере ресторанов скажу, что многие владельцы и не хотят стремиться к столичному качеству – мол, тут провинция, и такого качества не надо. Но смоляне – такие же люди, а хорошее и отличное они оценят быстро.

К сожалению, по известным причинам мне на Смоленщине далеко не все удалось реализовать. Но я еще достаточно молод, попытаюсь еще раз…

- Значит, как я понял, Вы не вычеркнули из своей жизни Смоленск?

- Нет, конечно! Я родился в Смоленской области, и моя жизнь всегда будет с нею связана.

- Можете приоткрыть завесу таинственности, чем Вы намерены в ближайшем будущем заняться?

- Сейчас наступает период, который некоторые экономисты окрестили как «семь тощих лет». За эти годы у нас много чего изменится. Я пытаюсь увидеть некоторые точки роста, чтобы в условиях падения экономики найти все-таки те немногочисленные отрасли, которые будут расти.

Есть определенные наработки. Прежде всего, вечная тема – это сельское хозяйство. Я считаю, что сложились условия, чтобы оно стало точкой роста. Правда, как его развивать в Смоленской области при губернаторе Островском, я себе слабо представляю. Полагаю, он будет действовать из сугубо политических соображений, решая экономические проблемы. А это путь к краху.

- Но, согласитесь, Павел Николаевич, вряд ли при нынешней ситуации в стране, когда востребована как раз традиционная для жириновцев лексика, федеральная власть решится заменить губернатора Смоленской области. Все-таки наш регион настолько незначителен по вкладу в ВВП страны, что им можно и пожертвовать ради «коалиции». Хоть и плетется смоленский губернатор на последних местах во всевозможных рейтингах, но кого, кроме смолян, это волнует?

- Я не думаю, что Островский будет сильно мешать. Потому что «благодаря» неумелой деятельности у него появилось столько проблем, что придется крутиться между ними юлой, и просто не будет возможности мне мешать. Пусть он разгребает лучше то, что «создал», и серьезно задумается о том, к какому печальному состоянию область привел. Ведь деятельность Островского сопровождают сплошные скандалы, и их количество будет только увеличиваться. Вспомните хотя бы явно нелепое объяснение губернатора по нашумевшему делу о «золотых апельсинах».

- Соглашусь с Вами, Павел Николаевич, объяснение губернатора походило на детский лепет. Но все же не соглашусь с утверждениями о виновных. Ведь на закупки продовольствия проводился конкурс. Валерий Алексеевич Разуваев участвовал в нем, другие поставщики – нет. Так что кого мы должны винить? Неужели губернатор должен еще высчитывать стоимость товаров по сотням и тысячам проводимых конкурсов?

- Есть губернатор, который ответственен за то, что происходит в регионе. Если уж произошло завышение цен в астрономических величинах, то, как говорят, непорядок в консерватории, и что-то надо менять, если такое в принципе возможно. Но, судя по всему, кому-то это было выгодно. И раз уж Островский стал защищать, можно предположить со значительной долей вероятности, что завышение цен было выгодно ему. Помните, в «Джентльменах удачи» у Василия Алибабаевича из далекого Узбекистана хватило совести сказать: «Шакал я паршивый – у детей деньги украл». В Смоленской области, по-видимому, другие мерила совести, и губернатор фактически покрывает воровство у детей…

- Меня поражает удивительно бездарная команда «управленцев», собранная губернатором. Один «куратор от культуры» господин-товарищ Кузнецов чего стоит…

- Это называется у Островского «построить вертикаль». Зато коммунисты голосуют на сессиях по принципу «чего изволите-с». Хочешь за отмену льгот, а когда дали по шее – за их восстановление, при этом молча берут на себя вину за крамольную идею об их отмене. Ибо ничто не должно бросать тень на лучезарного Островского.

- Давайте продолжим разговор о сельском хозяйстве. Так сложилось в жизни, я несколько лет вел сельскохозяйственные передачи на областном радио, также возглавлял бюро научно-технической информации и пропаганды облагропрома, побывал во всех 458 колхозах и сов­хозах Смоленщины, во многих из них десятки раз, и кое в чем разбираюсь. Скажу, был покорен и восхищен работой серба Деяна Савича, приглашенного Вами, Павел Николаевич, в Смоленскую Агропромышленную Компанию. И вдруг все в Кощине поломалось…

- Просто с нами городские власти расторгли договоры. Так обычно и происходит в Смоленской области, когда путают политику с экономикой.

- Но, может, уйти в другой регион, где нет самодурства?

- Мы думаем не о смене области, а ищем свободные земли, на которые не распространяется влияние местных властей. Мы на помощь не рассчитываем. Хотим одного – чтобы нам не мешали. И этого достаточно. Первобытный человек, занимавшийся сельским хозяйством, сам трудился. Стало быть, без власти получиться может. А вот как с властью может не получиться, наглядно видим мы в Смоленской области.

У нас две проблемы: не растет то, что сеют, и зарастание лесами бывших пахотных полей и лугов. Представляете, абсурд: говорят, низкая урожайность из-за зоны рискованного земледелия. Но почему тогда быстро зарастают поля? Потому что там, где человек не трогает землю, все растет прекрасно. Мы сетуем на природу, а в Германии получают урожаи по 90 центнеров с гектара…

- У нас в сельском хозяйстве за все берутся. Между тем, есть даже при нашей бесхозяйственности отрасли очень высокопроизводительные, но ими не занимаются.

- Сейчас у нас уже другая стадия: вообще ликвидируют сельское хозяйство. Большинство земель не обрабатывается. Вот я как любитель пилотирования это часто наблюдаю с воздушного пространства - над Смоленской областью можно лететь час и не увидеть ни одного обработанного поля...

- Да, в свое время г-н Маслов собирался посадить повсюду леса и направить пьяных мужиков на заготовку леса. Потом вроде бы г-н Антуфьев попытался возродить сельскохозяйственное производство, но особых успехов не добился. А сейчас у Островского заместителя по сельскому хозяйству нет, зато председатель думы – бывший сельхозработник…

- Мы можем с разных сторон говорить, что плохо, но все сведется к одному: рыба гниет с головы. Собственно говоря, она гнилая изначально. Вспомните, с чего Островский начинал свой жизненный путь – с подделки материала, с фотографирования  для журнала «Тайм» мальчиков, занимающихся проституцией, на фоне собора Василия Блаженного – гордости России и символа Российской государственности.

- Или пример с другим постановочным кадром – деда на балконе с козой…

- Вот и есть вся сущность Островского – постановочные кадры. Ведь он никакой не журналист. Но кто мне покажет статью за подписью Островского? Он был фотографом постановочных сцен. Или, может, он Жириновскому речи писал? Вы видели когда-нибудь, чтобы Жириновский читал текст по бумажке? Это же не Черненко.

Поэтому документальные свидетельства того, чем занимался Островский, - это дети-проститутки и дед с козой… Полагаю, Жириновский увидел беспринципного человека, готового на все ради небольших денег, и подтянул к себе по таким поручениям. Это мое мнение, в котором я все больше убеждаюсь. Не удивлюсь, если Островский уже «кинул» или вскоре «кинет» Жириновского…

Думаю, этот «молодой, да ранний» многим заблуждающимся  свое истинное лицо еще раскроет. Поэтому я не думаю, что он пробудет у нас еще 3-4 года. Всему есть пределы…

Что должен делать вождь? – Показать, куда идем, убедить народ, вот, мол, я вижу цель, идите за мной. Тогда люди пойдут за вождем. Вождь не может с помощью своих лакеев загонять куда-то людей. Люди в основной массе сильны, и они такого обращения с собой не потерпят. Господин Островский цели показать не может. Поначалу он твердил, мол, делает, как Президент, который оказал доверие. Президентом был Медведев. Он, кстати, оказывал доверие многим губернаторам – например, тульскому Дудке. Так где тот сейчас?

Доверие Президента можно ведь и потерять. Я думаю, что Островский должен потерять доверие Президента.

- Кстати, а не знаете ли, Вы, Павел Николаевич, во сколько казне обходится проживание Островского в Гнездове в т.н. гостевом доме?

- Это на самом деле большая резиденция и целый комплекс, где мог бы разместиться пионерлагерь, например. Конечно, там лучше жить, чем в 40-метровой квартире, которая положена губернатору. Понять Островского можно, но простить, считаю, нельзя. Я считаю это недальновидным, просто нечестным. Он утрачивает чувство реальности, живя в таких «хоромах».

- Видимо, Майдан и бесславный конец карьеры Януковича и Пшонки наших российских «губернских царьков» ничему не учат?

- По всей видимости, не осознал кое-кто и сигнал от В.В.Путина – увольнение новосибирского губернатора по недоверию…

- На всех уровнях в области – от Дома Советов до самого малого сельского поселения – слышится: а кем заменить. Извечный вопрос…

- Чем отличается пропаганда от мнения? Когда человек занимается пропагандой, он знает, что подменяет понятия. Вот когда говорят, будто Островского некем заменить, - ведут пропаганду. Человека, который не делает ровным счетом ничего, можно просто сократить – хуже не будет. Если встанет вопрос, то и люди найдутся. Разве у нас не осталось порядочных руководителей, которые могут консолидировать общество, настроить граждан на созидание?

- Пропагандисты как раз ставят в заслугу Островскому, будто он консолидировал общество: у него «коалиционные» администрация и Дума, там, кроме одной партии-изгоя, представлены все остальные, значит все вроде бы нормально и спокойно.

- И двигаемся вперед?

- Нет, конечно!

- Вот именно. Сегодня к консолидированному обществу относятся те, кто научился не попадаться Островскому на глаза лишний раз, сидеть на своих местах, пользоваться теми благами, что эти места дают, и вовремя сказать то, что хочет услышать Островский. И не перечить ему! При этом не проявлять никакой инициативы.

Для того, чтобы область шла вперед, нужно, чтобы инициативных людей было много. А у нас коалицией, созданной Островским, эта инициатива подавляется. У начальников департаментов имеются свои бюджеты, осваиваются по запросам котировок какие-то объемчики, ты получаешь несколько сотен тысяч рублей стабильного дохода и говоришь, что нет Островскому замены. Это удобно, выгодно.

Надо не так. Вот я хотел, чтобы у нас был хороший бизнес-центр, и я его делал.

- Но Ваш пример, Павел Николаевич, может служить страшилкой: он хотел то-то и то-то, но смотрите, банк лопнул.

- Поэтому я и объясняю, почему банк лопнул. Кто это поймет, сделает соответствующие выводы. Тот поможет Смоленщине преодолеть вот этот бардак, который сейчас с приходом Островского возник. Но если кто-то решит, будто кризис произошел из-за лопнувшего банка и во всем виноват Шитов, Бог ему судья.

Вот у нас многие  считают: во всем виновата Америка. Тот, кто ругает Америку, считается патриотом.  Я считаю, что в Америке есть плохое, но там много чего хорошего. И  истинный патриот должен в мире найти хорошее и применить у нас. В Америке власти спрашивают у народа, что делать, а не поучают, как ему жить. Это очень важно.

Если кто-то считает, что Шитову не место в общественной жизни, я не буду им себя навязывать, а буду людям объяснять, как, в моем видении, надо развивать ту же экономику, например. Вот Островский повсюду говорит: я, я, я. Вот я один знаю, я один здесь политик, и вы сюда не лезьте. Если общество хочет жить при Островском, это выбор общества. Я буду со своей стороны объяснять, что я хочу сделать. Поймут – хорошо, не поймут – что тут поделаешь, значит, и такой период Смоленщина еще должна пережить. Я искренне убежден, что сейчас мы покатимся вниз, будут, конечно, приделываться разного рода костыли, чтобы не сильно больно падать. Но это все равно движение вниз.

Надо многое менять, и прежде всего, руководство областью – в этом я убежден. Эта мнимая консолидация, когда Островскому не перечат публично, ненавидя его внутри, рано или поздно развалится. Она может привести только к движению вниз.

- Посмотрите, как более чем удвоился долг области менее чем за 2 года при Островском.

- Раньше, с его слов, был плохой губернатор, а теперь внешние обстоятельства. Да, эти обстоятельства действительно присутствуют. Но что сделал Островский? Куда он ведет область? В чем его созидательная функция?

Что он сделал – разрушил банк. Это он его разрушил, в этом я убежден. Что он получил – увеличило это налоговую базу, занятость? Нет, это привело к банкротству еще многих компаний и еще приведет. А что он сделал?

- Я ничего не могу припомнить.

- Залил каток.

- Да, теперь площадь Ленина похожа на райцентр.

- Ладно, каток. Сделайте хотя бы каток респектабельным. Вы же уважайте тех горожан, что сюда приходят. Действительно, получился каток самого захудалого районного центра, словно какой-то предприниматель взял его в аренду и выжимает из него максимально возможное.

По дорогам не проехать, какую отрасль ни возьми, повсюду упадок. Вот есть развлечение – читать обещания Островского двухгодичной и годичной давности. Советую всем любителям анекдотов ознакомиться.

- Но настроение от такого чтения не улучшится, наоборот, грустно станет.

- А не надо верить речам. Каждый человек ответственен за свое настоящее и тем более за будущее. От тех решений, которые Островский примет, это будущее и зависит. Но, я так понимаю, своей задачей он видит – просто «молоть языком».

- Жесткая, но, на мой взгляд, справедливая оценка… Берегите себя, Павел Николаевич! Ваши мозги еще могут пригодиться Смоленщине…

 

Комментарии   

 
0 # Вова 18.04.2014 19:46
Цитирую Юрий:
Шитов это мозги! Островский это язык!

Да мозги сегодня у того кто народ кидает с 90 годов и все не как не нахапается( на Петровку 38 собрать мозги надо)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # сергей 29.03.2014 18:50
Смоленский банк отмывал деньги "Региона" и дурил население с кредитами. Предлагал под 14,5% среднегодовых, а на самом деле оказывалось если посчитать более 21%. Обанкротился -туда ему и дорога. бог не фраер он все видит.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Сергей Евгениевич 27.03.2014 11:05
Как не крути, а всё происходит от того, что акционеры банков и др. финансовых компаний путают ваши деньги со своими и присваивают их. Всё остальное от лукавого.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
-3 # Мария 27.03.2014 09:37
Действительно, был очень хороший банк, отличная газета "Смоленская неделя". Область обеднела всё это потеряв. А кто-то приобрел. Лично я свой вклад, который принудительно перевели в Сбербанк (представляете, какой бонус к новому году получили ребята с таким приливом депозитов?) при первой же возможности забрала в другой банк в другом регионе. Это единственный способ протеста, доступный простому человеку. Да, ещё выборы !?! :lol:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Сергей 25.03.2014 00:48
Жаль конечно, я согласен с Павлом Никол, очень хороший банк был,я обслуживался, мне жаль , что потерялись деньги, Островский со своей командой -это беда и зло на смоленщине! Вот сейчас они отжимают транспорт, для выкачивания бюджетных субсидий, но мы выстоим. Как вы сказали там действительно все держится на страхе, ноль уважения. Дай господи нам сил и воли! Удачи вам, не сдавайтесь. Мозги нам понадобятся восстанавливать после нашествия.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Вова 18.04.2014 19:37
Господа что вы свели все к Островскому. Да был банк хороший, но только в нем завелась такая маленькая мышка " Шитов П" которая поточила все денежные средства. вывел он все деньги и кинул народ. вот она правда, а лицензию отобрали по его милости(Шитова) так как он продал свои акции 03.12.2014 тем самым вывез деньги с банка. Народ он свои деньги взял а нас кинул.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Вова 18.04.2014 19:41
Цитирую Вова:
Господа что вы свели все к Островскому. Да был банк хороший, но только в нем завелась такая маленькая мышка " Шитов П" которая поточила все денежные средства. вывел он все деньги и кинул народ. вот она правда, а лицензию отобрали по его милости(Шитова) так как он продал свои акции 03.12.2014 тем самым вывез деньги с банка. Народ он свои деньги взял а нас кинул.
додумайтесь еще выбрать его во власть на выборах вот он еще раз Вас кинет.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Вова 18.04.2014 23:06
Деньги не терялись, их с29.11. По12.12.2014 аккуратно складывал Шитов П. В Московском филиале и вывозил на машинах инкассации. Фото прислать? Вы даже представить не можете какое количество машин он заказал, с утра ожидали машины более 20 и так две недели. Пушистый он Шитов а на Смоленщину ему лучше не показываться.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Юрий 23.03.2014 23:14
Шитов это мозги! Островский это язык!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Владимир 24.03.2014 08:23
Цитирую Юрий:
Шитов это мозги! Островский это язык!

А кто же тогда "руки", которые всё делают?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.