Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 04 (164) Апрель 2014 г. ЭТОТ САМОБЫТНЫЙ САМАРИН

ЭТОТ САМОБЫТНЫЙ САМАРИН

СМОЛЕНСК ВЫСТАВОЧНЫЙ

Владимир КЛОЧКОВ

Встретились мы давно. Когда еще освежающе фыркали на улице Ленина в Смоленске автоматы с газированной водой, когда на фронтоне Дома Советов был еще совсем другой герб, а на горизонте даже признаков не было, что выплывает скоро на небосклон кривое мурло капитализма.

Общежитие пединститута на Дзержинке. В насквозь прокуренную комнатенку художника Олешковского, где весело приобщалась к дешевому портвешу группа творческих единомышленников, неожиданно зашел молодой человек с гитарой в руке. Был он худощав и подчеркнуто сосредоточен. На босу ногу – домашние тапочки. Стало быть, свой, общежитейский.

- Слава, - представился гость, протягивая мне руку. «Самарин», - шепнул кто-то рядом.

А через минуту притихли разгоряченные было голоса, зазвенели струны и полились незатейливые слова авторской песни про славного таежного летчика Серегу Санина, с которым хорошо идти по Петровке, по самой бровке, и есть мороженое с ним без остановки. И так душевно и просто пел эту известную песню Самарин, что надолго в памяти осталась эта первая наша встреча. А минуло с той поры едва ли не полвека.

И вот снова звучит песня, открывая юбилейную выставку народного художника России, лауреата государственной премии Цент­рального Федерального округа Вячеслава Федоровича Самарина в новом Культурно-выставочном центре имени Тенишевых в Смоленске: «Юность моя, ты гори не сгорай. Юность моя, ты друзей собирай...» Ах, как здорово поет квартет студентов университета! Как созвучны слова и мелодия песни содержанию выставленных работ! О дружбе и о Родине поют студенты. «Образ Родины» - озаглавил свою выставку автор.

На выставке собраны картины, созданные художником за многие годы творчества. Выпускник художественно-графического факультета МГПИ им. Ленина Вячеслав Самарин много путешествовал по стране. Был в Туве, в Хабаровском крае, с оленеводами в Якутии, с рыбаками на Белом и Баренцевом морях, промышлял охотой в сибирской тайге. И всюду неизменными его спутниками были мольберт, кисточки и краски. Картины, которые он писал, всегда были его песней, его молитвой, его радостью и печалью, сутью его бытия. Собранные вместе под крышей выставочного зала, живописные эти работы, каждая из которых звучит по-своему, вдруг соединились в один большой симфонический оркестр цветомузыки. Автор и дирижер этого оркестра – живописец Вячеслав Самарин, художник, имеющий высокое звание «народный!».

- А скажи, Вячеслав Федорович, приятно ощущать себя народным художником? – спрашиваю Самарина.

- Я не думаю об этом вообще, честное слово.

- Но это звание накладывает какой-то опечаток на твое творчество?

- Нет. На меня накладывает обязательства первая картина, за которую меня похвалили. И теперь я не могу сделать хуже.

«Поморы» - так называется эта картина, ставшая своеобразным эталоном творчества Самарина. Картина очень известная, знаменитая, получившая высокую оценку самых взыскательных искусствоведов. Это был, пожалуй, первый серьезный экзамен еще молодого художника. Сдан он был на «отлично». Сюжет, казалось бы, прост. Сидят за столом три мужика, пьют горячий, еще клубящийся паром чай. Сброшены сапоги с натруженных ног. На обветренных всеми морскими ветрами лицах усталость и высокое человеческое достоинство. Здесь же нехитрые предметы мужского сурового быта: начатая пачка соли, баночка с чаем, с постным маслом бутылка, закопченый чайник, да на просушке верхняя одежда... Все просто. Но художник настолько точно перенес на полотно эту суровую правду жизни северных поморов, что просто дух захватывает от эмоционального воздействия картины. Вот она волшебная сила подлинного искусства!

На выставке удалось поговорить с признанным авторитетом и патриархом смоленских живописцев народным художником России Владимиром Васильевичем Ельчаниновым. Он высоко оценил работу Самарина:

- У него хорошее, философское искусство, выдержанное в доброй традиции, когда художники звали людей к гуманизму, просвещению, любви к ближнему. А в нашем быстротечном мире очень важно найти чуткого зрителя, получить ответ от современника.

Вещи у Славы прекрасные, сделаны добротно, хорошо. А как иначе? Ведь Самарин очень талантливый человек, очень хороший художник.

- Без недостатков?

- У художников, у каждого, есть свои привязанности и неприятия. И это не значит, что он плох или хорош. Просто каждый хорош по-своему. Один любит живопись, другой композицию...

- А Самарин?

- Его прелесть в картине. Он может ее создать, построить своими средствами весьма разнообразными. Но и этюды его к «Поморам» мне очень понравились. Я считаю, что это шедевры настоящие. Там полная искренность в восприятии и передаче натуры.

- «Поморы», как эталон. Написаны давно. А как эта картина соотносится с другими более современными работами автора?

- «Поморы», может быть, более благополучна по живописи, а вот картина «Рядовой Мухин...» - это уже другой виток, это уже выше по философскому звучанию. Но и та картина тоже хороша. Там типажи очень интересные, характерные. Это ему удается, он умеет это подсмотреть. Этому качеству художника можно позавидовать. Он такие вещи сочиняет, делает, рискует! Это ведь не так просто все. Он молодец.

Конечно, молодец, поддержу я мнение Владимира Васильевича. Лично мне очень по душе романтичная искренность живописных картин Самарина. Мне импонирует твердая независимость его творческого мировозрения. Люблю его словесную изобретательность и щедрый юмор. А еще очень близок мне его душевный протест против наживы, стяжательства, торгашества в искусстве. Да и вообще против всякого торгашества.

Среди многих заметных работ на выставке обращает на себя внимание картина «Рядовой Мухин с войны не вернулся». Где вы еще увидите павшего в бою солдата с пулевым ранением в груди, который будто живой стоит в родной хате с банкой парного молока? Художник Самарин силой своего таланта выразил в этой картине неумирающую мечту всех российских вдов, до глубокой старости ждущих с войны своих любимых – мужей, отцов, братьев.

Героико-трагическая тема войны минувшей в разной степени присутствует во многих произведениях художника. Но абсолютно в каждой картине автор неизменно выступает человеком, влюбленным во все сущее на этой земле. Будь то красоты сибирской тайги, или просторы крайнего севера. Не устаю любоваться его осенними пейзажами, где деревья устремлены кронами в небо, как перьями жар-птицы. А над всеми этими красотами тянутся к югу гуси-лебеди. Сказочно красивы эти картины. А какими добрыми красками вырисованы на полотнах оленеводы крайнего севера, их дети. («Ненцы», «Весна»). Много раз ездил Самарин в эти суровые края. Потому и трогательны картины его, самаринского, Севера. Так же, впрочем, как и полотна его охотничьего, таежного цикла. Да что там говорить, любая работа этого художника рождена не из воздуха, а из самой что ни на есть глубинной жизни, честно и вдумчиво прожитой автором. Вот и глубоко философская картина «Дым Отечества», «мучившая» Самарина не один год. Каждый персонаж этой картины, каждый предмет по жизни хорошо знакомы автору. Это целая повесть, которую Вячеслав Федорович может рассказывать не один час. А как рассказчик он, надо признать, не менее великолепен, чем художник. Помню, записывал его на радио – нарадоваться не мог.

- Все эти картины, - говорит Самарин, - мой низкий поклон тому поколению, благодаря которому мы прожили нашу жизнь. Сейчас оно уходит, остаются единицы. Я вот еду в деревню, и вижу эти поля непаханные. И единичные дымочки над редкими избами. И мне просто мерещится, что в каждом доме такой вот погибший Мухин стоит. От них дети не родились, внуки... В войну солдатики наши в основном безбожниками были, а Бог им все равно помогал, потому что без помощи такую войну просто невозможно было выиграть. Я в этом сейчас почти уверен. А у немцев на бляхах было написано «С нами Бог». И ни хрена у них не вышло. Ничего!

- Ты сам-то верующий?

- Да что ты спрашиваешь!? Я ведь на Вере женат, - острит в своей обычной манере Самарин. И уже без тени улыбки добавляет: - Художники просто олухами будут, если окажутся неверующими. Каждому бог помогает незаметно. Я это всегда ощущаю. Пишешь, к примеру, картину, и тебе кажется, что это ты ее родил и рулишь сюжетом. А через какое-то время замечаешь, что она тебе не подчиняется, уводит тебя куда-то в свою сторону. Как правило, в лучшую...

- Если родился сюжет, быстро он у тебя воплощается в картину?

- Как сказать. У меня на кресле деда написано: «Тише едешь – дальше будешь». Я этим лозунгом и руководствуюсь. Правда, далеко я на этом кресле не уехал, но, поскольку начинаю в детство впадать, думаю, что у меня еще все впереди. По крайней мере, на этом кресле не проскачу больше поворот в родной город. Замечаю все, меня тайга к этому приучила (смеется).

Здесь надо пояснить, о каком таком «повороте» идет речь. Дело в том, что подготовка к выставке настолько утомила живописца, что, возвращаясь с дачи в Смоленск, он забыл повернуть с трассы к городу. А потом, на открытии выставки, шутил, мол, заготовил для выступления немало крылатых фраз, но вот вышел на сцену, а они, поскольку крылатые, все улетели.

- Интересно, что испытывает народный художник Самарин, когда стоит перед мольбертом?

- Когда работаю над картиной, я чувствую, что живу. Вот можно было бы закончить, но я не хочу, боюсь. Как будто сейчас уйдет поезд со всеми вещами, а ты остаешься один никому не нужный. А тут я еще все могу поправить. Могу человека с войны вернуть, и будут у меня прострелянные ходить. Все еще будет, если захочу. А закончишь картину – все, поезд ушел.

- Так ты, Слава, принципиальный картинщик? Тебе не интересно просто цветочки-василечки писать, натюрморты всякие. Тебе картину сюжетную подавай, да еще со смыслом явным или потаенным. Так, что ли?

- Именно так. Я сочинения писать люблю на холсте. А натюрморты – это диктанты. Сочинять интересней. И от художника ждут сочинений, то есть сюжетных картин, над которыми можно поразмыслить. А я еще такую дурную привычку имею – что-нибудь к картине готовой приклеить или прибить. Какую-нибудь фотокарточку, веревочку. Мне кажется, что от этого картина будет лучше, интересней. Но в выставкомах этого не хотят понимать, и часто не пускают из-за этого картины мои на выставки. Вот картина «Сихоте-Алинь». Там собака у меня нарисована, а к ошейнику привязал я натуральную веревочку. Ну что здесь такого – натуральный реализм. Так нет, придираются. Не положено, говорят. А я думаю, что ребятишкам, да и взрослым это бы понравилось. Хочешь – подергай за веревочку.

- А собаку ты не приводил на выставки вместе с картиной? – подтруниваю.

- Нет, - хохочет Самарин, - собака нарисована была.

- Очень хороши, давно нравятся мне твои таежные охотничьи картины. Избушка, синий лес морозный, лайка-друг надежный, жаркий огонь в печурке. Удивительный колорит, аромат тайги и морозного воздуха.

- Поверь, я счастлив тем, что мне удалось, по-настоящему удалось, написать эти картины. А еще счастлив, что никогда ни перед кем не прогибался, и не знаю, что такое начальство.

Ну, тут мой собеседник, кажется, погорячился. Потому что есть у него любимое всеобъемлющее начальство в лице жены – миловидной хрупкой женщины Веры Евгеньевны Самариной – профессора Смоленского государственного университета. О ней наш герой говорит не иначе как «Вера у меня – чистый ангел. И труженица, каких Бог не видал»... Бог-то, может, и не видал, а друзья семьи видят, с какой нежностью и заботой относятся друг к другу супруги Самарины. Вера Евгеньевна тоже художник. Она график, заслуженный художник России. Ее прекрасные графические листы, размещенные на выставке, удачно оттеняют большие живописные картины Вячеслава. Ну как Славе без Веры, а Вере без Славы? Не бывать бесСлавию и безВерью на Руси! И это здорово! Вот и заслуженный художник России Нина Ипполитовна Агеева тоже так считает:

- Самарин – это выдающийся художник, настоящий русский патриот. Его работы глубоко патриотичны, документальны и очень эмоциональны. Это наша жизнь, воплощенная в картинах.

- А как вообще, Нина Ипполитовна, впечатление от выставки?

- Хорошее впечатление. Для больших картин, а они у Славы такие, нужно именно такое просторное помещение. Здесь прекрасное пространство для его работ. Его картины здесь обретают особое значительное звучание, как они того и заслуживают. Он один из наиболее преданных приверженцев именно картинной живописи. А это процесс трудоемкий, требующий большой подготовительной работы - и композиционной, и мыслительной. Меня поражает, что у него и портреты часто смотрятся, как готовые картины. Потому что в них заложены не только индивидуальные черты персонажа, но и...

- ...философское осмысление момента.

- Да, да, да. Замечательный художник. Прекрасная выставка.

- Много еще можно было бы рассказать об этом незаурядном самобытном художнике – мыслителе и романтике, с годами не утратившим чистоту поистине детского восторга перед всем сущим на грешной нашей земле. Но завершу записью в Книге отзывов:

«Прекрасные картины Самарина заставляют размышлять, сопереживать, грустить и радоваться. Спасибо!».

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.