Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2014 № 03 (163) Март 2014 г. СМОЛЯНЕ В ИСТОРИИ РОССИИ

СМОЛЯНЕ В ИСТОРИИ РОССИИ

МОНОЛОГИ МИХАИЛА РАБИНОВИЧА

Продолжение. Начало в №1(161)

По материалам Смоленского радио

Отвлекаясь от статьи в журнале, вспомню одну подробность войны, отмеченную бывшим преподавателем нашего физмата Гейвашовичем, как бы дополняющую вывод военных историков. Служил в 1941 году земляк в зенитном дивизионе, располагавшемся на территории Нарвских казарм в Смоленске на нынешней улице Багратиона. Пушками, по словам бывшего лейтенанта, дивизион был укомплектован полностью, но снарядов к ним не было...

Однако возвращаюсь к публикации в журнале военных историков. Из нее следует также, что свою отрицательную роль сыграл вышедший накануне войны приказ «по нарушителям границы огня не открывать». Однако, как отмечают авторы статьи, зачастую части и подразделения ПВО противодействовали вражеской авиации без разрешения свыше. И все же только за первый месяц войны части противовоздушной обороны потеряли около 1300 артиллерийских орудий и более 1100 зенитных пулеметов.

По непонятной причине не упомянуто в журнальной статье о потерях авиации ПВО, а ведь только в первый день войны мы потеряли 1200 самолетов, в том числе и истребители системы ПВО.

Разумеется, в статье, посвященной анализу событий первых дней, недель и месяцев Великой Отечественной войны, не могли обойти авторы и Смоленщину.

Уже 4 июля 1941 года был принят план изготовления самолетов и авиамоторов, в коем значительное место было уделено и производству истребителей для системы ПВО. В числе трех новейших машин был назван истребитель ЛАГГ-3, созданный под руководством нашего земляка авиаконструктора Лавочкина. В документе, подписанном председателем Государственного Комитета Обороны Сталиным 8 июля 41-го года и названном «О противовоздушной обороне Москвы», предписывалось довести в течение 10-ти дней ПВО Москвы до тысячи с лишним самолетов, определив внешнюю зону их действий по линии Калинин – Ржев - Вязьма и ряду других городов. Масштабы и темпы осуществления намеченных мер поражают: полки ПВО должны были получать ежедневно по 16 зенитных орудий калибра 85 миллиметров и по 15 – 37-миллиметровых автоматических зенитных пушек.

* * *

Где еще на страницах журнала военных историков мы встречаемся со Смоленщиной, смолянами и людьми, отметившимися на Смоленской земле?

В статье кандидата исторических наук Сергея Лазарева в пятом выпуске того же «Военно-исторического журнала» за 2013 год упоминается и цитируются разные люди, и все же «главный герой» публикации – это наш земляк. Сейчас станет ясно, о ком идет речь.

Статья называется «В поисках «русского Бонапарта». В аннотации к ней сказано: «В статье представлены результаты публикаций печати русского зарубежья в 1930-е годы о якобы готовившемся военачальниками Красной армии государственном перевороте в СССР».

Добавим к сказанному: в годы, последовавшие за событиями октября 1917 года в России, белоэмигранты от надежд на свержение Советской власти отнюдь не отказались. Убедившись, что с помощью военной интервенции победить большевиков не удается, русское зарубежье сделало ставку на победу «изнутри», надеясь, что поднять против Советов и большевиков можно будет крестьянство. Однако после коллективизации стало ясно, что и этот замысел реализовать невозможно.

И тогда все больший интерес антисоветская эмиграция стала проявлять к Красной армии и ее военачальникам. В феврале 1937 года монархическая газета «Возрождение» писала: «Сталин вступил в конфликт с армией. Когда армия восстанет против Сталина, коммунистический строй рухнет». Надо ли объяснять, что в данном случае желаемое явно выдавалось за действительное. При этом все чаще в высказываниях и публикациях видных деятелей белой эмиграции стали звучать имена тех советских военных деятелей, на которых, якобы, можно было сделать ставку в далеко идущих планах. Вначале ставка, похоже, делалась на Ворошилова и Буденного, затем, однако, на первый план стала выходить фигура нашего земляка маршала Тухачевского. Видный адвокат и политический деятель эмиграции Маклаков открыто писал о желательности прихода к власти в СССР «краснощекого поручика Тухачевского», который бы сверг власть большевиков и помог России вернуться к старым порядкам. Свой вклад в распространение версии о мнимом антибольшевизме видного советского военачальника внес небезызвестный Керенский. Особый интерес к Тухачевскому возник после командировки маршала в Париж зимой 1936 года. Тот же Керенский оказался и одним из первых, кто заговорил о «заговоре советских маршалов».

В статье, помещенной в «Военно-историческом журнале», не затрагивается позиция политических и иных кругов гитлеровской Германии. Между тем, как представляется, немцы показали бы себя полными дураками, каковыми они отнюдь не являлись, если бы не внесли свой вклад в распространение соответствующих слухов, а затем не воспользовались развернувшейся в СССР шпиономанией.

Трудно не согласиться с такими выводами автора статьи «В поисках «русского Бонапарта»: «Нетрудно предположить, что эмигрантскую прессу внимательно читали в Москве, ее сообщения о «заговоре» становились известны Сталину, поэтому надежда зарубежья на «красных маршалов» могла вызвать опасения и стать одним из стимулов к расправе над неугодными военачальниками».

Из статьи историка Лазарева следует, что далеко не вся русская эмиграция поверила «заговору маршалов» в Советском Союзе, а тем более приветствовала массовые репрессии 37-38-го годов. Вот высказывание на этот счет историка, публициста и православного мыслителя Федотова:

«России нанесен тяжкий удар – расстреляны восемь вождей Красной армии, среди них лучшие. Кто заменит их в случае войны? Так ли много сейчас в России образованных и даровитых полководцев, чтобы швыряться их головами? Красная армия обезглавлена в тот момент, когда Россия находится под угрозой».

К месту или не совсем, но поделюсь одним личным воспоминанием, оговорившись, что когда Тухачевский попал в опалу, меня еще и на свете не было.

В самом начале 60-х годов, когда маршал был уже посмертно реабилитирован, в Смоленск приехали его сестра, дочь и внучка. Встреча с ними проходила в музее на улице Ленина. Оповещение было неважное, потому послушать родственников знаменитого земляка собралось немного смолян. Запомнились некоторые моменты из рассказов гостей.

О своем резком понижении в должности – с заместителей наркома обороны до командующего второстепенным военным округом Тухачевский узнал из газет. Наверняка, в тот момент он вспомнил о своей последний встрече со Сталиным. А тогда, как рассказал маршал близким, произошло неожиданное: прощаясь, Сталин обнял его и... заплакал.

После ареста Михаила Николаевича за решеткой оказались все его близкие, многие сослуживцы, даже водители машин, на которых он ездил. Маленькую дочь отправили в специальный детский дом. Но когда ей исполнилось 16, повезли в лагерь, понятное дело, не в пионерский.

Помнится, я спросил родственников погибшего маршала, встречались ли они с Ворошиловым. Ответ дословно прозвучал так: «Не видели его, не видим и видеть не хотим». Очевидно, так и не простили близкие бывшему наркому его поведение в разгул репрессий против командиров Красной армии и членов их семей.

Мне вспомнился ответ, касающийся Ворошилова, когда морозным декабрьским днем 1969 года случайно оказался свидетелем похорон бывшего вождя. Людей в центре Москвы собралось великое множество, что дало основание думать: положительное отношение к этому человеку в значительной части общества сохранилось.

* * *

Если бы я давал заголовки разным сюжетам, к коим обращался, то к этому предложил бы такой: «Своего земляка злопыхателям не отдадим».

Речь пойдет о выдающемся государственном и военном деятеле России второй половины XVIII века, президенте Военной коллегии, то бишь по-современному, военном министре, генерал-фельдмаршале Григории Александровиче Потемкине. Один из интереснейших наших журналов, все тот же «Военно-исторический», в своем 5-м номере за 2013 год опубликовал рецензию на книгу с говорящим названием «Потемкин и его легенда», вышедшую в 2012 году. Ее автор – известный специалист по истории России Вячеслав Сергеевич Лопатин. А рецензия принадлежит перу другого историка – Владимира Дмитриевича Овчинникова, ведущего научного сотрудника Научно-исследовательского института военной истории Академии Генерального штаба Российской Федерации.

Что касается автора книги о нашем выдающемся земляке, то она стала итогом 40-летних (повторюсь: 40-летних!) исследований жизни и свершений Потемкина. Уже по названию труда можно понять, какое место в нем отводится разоблачению мифов и откровенной лжи о выдающемся человеке.

Во вступлении к своей книге историк Лопатин пишет: «Легенды, порочащие князя Таврического, начали складываться еще при его жизни. Они дожили до наших дней».

Показательно, что первые публикации о Светлейшем, замешанные на лжи, стали появляться еще в конце XVIII столетия в Германии. Выходили они в свет без указания имени их автора. Только спустя 60 с лишним лет анонима опознали: им оказался немецкий дипломат времен Екатерины II некий Гольбиг, о коем сама императрица отозвалась так: «Ничтожный секретарь Саксонского двора. Это истинный враг русского имени и меня лично».

Истины ради надо признать, что не все иностранцы поверили в басню о «потемкинских деревнях». Так, участник знаменитой поездки Екатерины II на юг принц де Линь (напомню в скобках, что тогда императрица посетила и Смоленск) писал: «Уже успели сплести басню, что нам по дороге выставляли картонные домики, пушки и корабли, разрисованные на бумаге, а конницу без лошадей и подобный вздор».

А уже наш современник и автор рецензии в журнале упомянутый историк Овчинников с горечью замечает: «Просвещенному человеку должно быть обидно, что и сегодня некоторые верят в эти небылицы. Даже с трибуны Государственной думы слышатся речи о «потемкинских деревнях»...

Автор книги о Потемкине разоблачает и другие мифы о выдающемся деятеле, включая, к примеру, легенду о том, что Светлейший плохо знал военное дело, враждебно относился к Суворову и тому подобные. Заканчивается журнальная рецензия таким выводом: «Научный отпор сплетням о Потемкине убедительно дал в своей книге, ссылаясь на объективные источники о жизни и деятельности славного князя Потемкина-Таврического, историк и писатель Вячеслав Сергеевич Лопатин».

* * *

А теперь о двух других публикациях в ВИЖе, имеющих отношение к смоленской тематике.

Человек, о котором сейчас пойдет речь, не жил и, как утверждают историки, никогда не бывал в Смоленске. Однако глубочайший след в истории Смоленщины и всей России оставил. О ком говорится в 4-м и 5-м выпусках исторического журнала, станет ясно из двух статей профессора из Санкт-Петербурга Евгения Анатольевича Бочкова.

Первая называется «Он спас Отечество свое...», у второй более пространное название: «Тело покойного фельдмаршала светлейшего князя Голенищева-Кутузова Смоленского для почести положить в Казанском соборе».

Коротко говоря, в публикациях рассказывается на основе малоизвестных документов о смерти полководца и перевозке тела М.И. Кутузова из города Бунцлау в Санкт-Петербург и его захоронении в Казанском соборе.

Удивительно, но вокруг личности, жизни и смерти великого полководца тоже складывались легенды. Правда, выдумки о нем, в отличие от Потемкина, не были, если можно так выразиться, отрицательными.

Начнем с того, что один из мифов, доживший до наших дней, заключается в том, что сердце фельдмаршала Кутузова-Смоленского якобы похоронено в Бунцлау (теперь это территория Польши) на сельском кладбище Обер-Тиллендорф. Профессор Бочков разоблачает эту легенду, давая на основе документов подробности подготовки тела почившего полководца к отправке в Санкт-Петербург. Выглядит это описание так: «Тело забальзамировали, поместили в саркофаг, у изголовья поставили серебряный сосуд с забальзамированным сердцем. Саркофаг был закрыт крышкой, завинчен болтами и установлен в деревянный ящик (ковчег)».

Живучей оказалась и разоблаченная историком легенда о разговоре, якобы состоявшемся между умирающим полководцем и императором Александром I. Вот этот якобы состоявшийся диалог: «Прости меня, Михаил Илларионович!» - «Я прощаю, государь, но Россия Вам этого не простит». Вот лишь один из фактов, разоблачающих этот миф: «Кутузов скончался 16 апреля 1813 года, а император покинул Буслау 7 апреля, то есть почти за 10 дней до того, как болезнь Кутузова прибрела необратимый характер».

По-разному указывают различные авторы причины смерти национального героя: от «заразной лихорадки» до «рака внутренно­стей». По мнению профессора Бочкова, однозначного посмертного диагноза Кутузова до сих пор не установлено.

Интересны приводимые в журнальной статье сведения о прощании с военачальником, растянувшимся на весь путь от Бунцлау до Санкт-Петербурга.

Почетная процессия с телом покойного по дорогам Европы двигалась почти месяц. Ее всюду встречали и провожали торжественно. Невиданное явление: в некоторых городах по этому случаю устанавливали временные памятники и траурные арки. При пересечении границы Российской империи купцы города Митавы (теперь Елгавы), как писал очевидец, выпрягли лошадей и повезли возок на себе, обливаясь слезами». Подобное неизменно повторялось и в других российских городах. «Когда же печальная процессия достигла Петербурга, «все улицы, где везли фельдмаршала, были заполнены народом, все зрители плакали».

Тщательно и с привлечением множества людей готовилась могила героя в Казанском соборе столицы. Площадь и прилегающие улицы в день погребения были заполнены, как вспоминали все очевидцы, «великим множеством народа». Трехкратные ружейные и пушечные залпы возвестили собравшимся, что прах генерал-фельдмаршала светлейшего князя М.И. Кутузова-Смоленского предан земле.

* * *

И последний сюжет нашего путешествия по страницам популярного исторического журнала. Но вначале – маленькое вступление.

Думается, не встретит возражений такое утверждение: для XVIII века в России Полтавская победа 1709 года явилась тем же, чем изгнание Наполеона в XIX и Сталинград в ХХ веках. Довольно широко известно, что Полтавская виктория стала в свое время в стране одним из важнейших государственных праздников.

Менее известно, что Полтавскую победу праздновали и за пределами России. Так, третью годовщину торжественно отметили в 1712 году в столице Османской империи, то бишь Турции, в Стамбуле.

Подробности того действа можно узнать из статьи Татьяны Анатольевны Базаровой – ответственного хранителя Научно-исторического архива из Санкт-Петербурга, названием которой стала строчка из документа «Знак приязни оной Порты к его царскому величеству и к министрам его».

Но Порта – это Турция, и о какой приязни к русскому царю Петру Первому может идти речь, если Турция и тогда, в XVIII веке, и в XIX, и даже в ХХ веках воевала с Россией? А всего, стоит напомнить, две страны воевали в общей сложности 47 лет.

И тем не менее, в период недолгого мира турецкие власти не воспротивились торжеству. Вот краткое описание того, как все происходило в турецкой столице.

На званый обед были приглашены иностранные министры и «знатные купцы дружеских наций», гостям показали комедию на итальянском и русском языках, «для народа плебейского били фонтаны с белым и красным вином». А в заключение пред домом же ввечеру зажжены были аллегорическая иллюминация, приличествующая тем дням». Веселье и танцы продолжались до утра. Победителя шведов Петра I неоднократно называли императором, несмотря на то, что этот титул он официально принял спустя 9 лет.

У тех, однако, кто знакомится с этим монологом, уже возник, наверное, вопрос: какое отношение рассказанное имеет к Смоленску и смолянам, тем более что в начале я дал понять, что преобладающее внимание будет уделено смоленской тематике?

Отвечаю на этот вопрос.

Дело в том, что подробности и сам факт торжества в Стамбуле стали известны историкам из «Описания», составленного инициатором и одним из главных устроителей празднества нашим земляком Петром Шафировым.

Об этом человеке стоит сказать подробнее.

Родился он в 1669 году в еврейской семье, принявшей православие. Отец его был переводчиком Посольского приказа. По этой стезе пошел и сын – Петр Шафиров. Наверное, сыграла роль в этом и протекция. Однако Петр Павлович оказался и весьма сведущим и полезным в дипломатических делах человеком. Он знал языки: латинский, немецкий, французский, польский, голландский и итальянский. Вел переписку со знаменитым немецким философом Лейбницем, принимал активное участие в открытии Российской Академии наук. К этому времени Шафиров был уже в сподвижниках Петра I, вице-канцлером, вице-президентом Коллегии иностранных дел. В его дипломатическом активе – заключение Прутского мирного договора с Турцией в 1711 году, подписание Андрианопольского договора с той же Турцией, который помог предотвратить очередную войну с Османской империей, участие в подписании союзных договоров с Польшей и Данией, с Пруссией и Францией в 1717 году. Участвовал Петр Шафиров и в подготовке знаменитого Ништадского мирного договора 1721 года.

Был Шафиров и автором нескольких исторических трудов.

Прожил дипломат и политик сравнительно недолго – 60 лет. Этот неглупый человек имел неосторожность втянуться в борьбу придворных группировок, взяв сторону противников фаворита Петра I Александра Меньшикова. В итоге он был приговорен к лишению чинов и титулов, конфискации имущества и к смертной казни. Его уже возводили на эшафот, но палач вонзил топор рядом с головой приговоренного. Оказалось, памятуя о прежних заслугах, Петр I заменил ему казнь пожизненной ссылкой. На здоровье его эта история не могла не отразиться. Но оказалось, что это не финал его карьеры. Из ссылки опального деятеля вернула Екатерина I, после чего он побывал дважды и президентом Коммерц-коллегии, и на дипломатической службе, включая пост посла в Иране.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.