Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 10 (158) Октябрь 2013 г. ПИРРОВА ПОБЕДА ИЛИ ТОРЖЕСТВО НАРОДОВЛАСТИЯ?

ПИРРОВА ПОБЕДА ИЛИ ТОРЖЕСТВО НАРОДОВЛАСТИЯ?

ВЫБОРЫ В ОБЛАСТНУЮ ДУМУ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Банкир Павел Шитов и журналист Владимир Коренев ОБСУЖДАЮТ ИТОГИ ВЫБОРОВ НА СМОЛЕНЩИНЕ

Предвыборная кампания в областную думу пятого созыва нынче проходила тихо и спокойно. Кроме нескольких истеричных заявлений эсеров, в агитационных акциях особо ничего интересного не было. А вот что, несомненно, взорвало общественность, так это неожиданное исключение из ЛДПР незадолго до выборов известного банкира Павла Шитова и, как следствие, удаление его из первой тройки выборного списка «жириновцев».

По сути это было самое настоящее «кидалово». Мне представляется, что губернатор А.В. Островский очень осерчал, что банкир стал помогать «казаковцам»: профинансировал часть работ по ремонту партийного офиса по улице Урицкого, собирался идти на выборы от эсеров. Шитова нужно было, по моей версии, завлечь в «сети», а потом «развести», кинуть, наказать за неразборчивость, поддержку личных врагов губернатора.

Интересно, а как случившееся оценивает сам Павел Николаевич Шитов? Разделяет ли он мою версию, что акция в отношении него была заранее спланирована? И как вообще он рассматривает прошедшие выборы и будущее возглавляемого им холдинга в свете конфликта с губернатором?

- В разных сообществах существуют различные моральные нормы. Есть нормы, которые уместны в одном обществе, но не уместны в другом.

Я всю сознательную жизнь занимаюсь бизнесом. В бизнесе одним из краеугольных камней является то, что человек держит свое слово. Условия заключенных сделок обязательно должны выполняться. Независимо от того, выгодны они или нет.

Действуют ли политики таким же образом, сложно судить: у нас публичная политика только зарождается. Даже одно поколение не сменилось, и говорить о том, что есть уже устоявшиеся традиции, сложно.

Я хорошо отношусь к людям, состоящим в руководстве Смоленского отделения партии «Справедливая Россия». Поэтому я хотел им помогать, оказывать им посильную помощь. Став губернатором, Островский предложил мне стать его соратником, помогать партии ЛДПР. Меня рассматривали как одного из спонсоров партии. Я знал, что по финансам Смоленское отделение ЛДПР было небогатым, и прекрасно понимал: партии требуется приток средств, и она должна развиваться. Раз уж руководство страны доверило возглавлять регион одному из видных представителей ЛДПР – значит, оно заинтересовано в популяризации идей партии, в повышении ее рейтинга и в активной партийной работе. Но для этого необходимы деньги. И для меня было естественным, что меня пригласили в качестве спонсора. В свою очередь я это рассматривал как сделку. В ответ на то, что я буду финансировать ЛДПР, мне предложили место в областном избирательном списке партии.

- А зачем Вам нужно было депутатство в Смоленской областной Думе?

- Я являюсь бизнесменом. У меня есть работа, которая мне нравится. Хочу развеять какие-либо подозрения: мне депутатство нужно было не для получения каких-то дополнительных благ. Никаких благ оно мне дать не могло.

- Почему же? Ведь это и авторитет, и общественный вес...

- Я хочу, чтобы мой авторитет базировался не на мандате депутата, а на том, что наш банк делает для города и области. Мы его хотим сделать более удобным, чтобы большинство жителей именно его выбрало в качестве своего партнера. И вот это будет самым большим авторитетом. Мы хотим, чтобы жилье, которое строит наша компания, нравилось покупателям, чтобы мы являлись компанией, четко выполняющей свои обязательства. Вот это и есть, в моем сознании бизнесмена, основа авторитета, а не некая бумажка, дающая право проезжать на красный свет или останавливать автомобиль в неположенном месте, или произносить второй тост на каком-либо корпоративе. Такой авторитет мне просто не нужен. Точно так же мне не нужно место депутата на постоянной основе. У меня есть работа, и я еще не собираюсь на пенсию.

- Но тем не менее Вы же согласились на спонсорство в обмен на депутатский мандат?

- Я согласился, потому что губернатор меня попросил. А место депутата я намеревался использовать так, как это и подразумевалось во время зарождения демократии: парламентскими методами вырабатывать те решения, которые необходимы для граждан. У меня есть собственное мнение по многим вопросам, и я бы его пропагандировал, аргументировал и отстаивал, и, может быть, нашел бы последователей. Я отстаиваю только те вещи, в которые сам верю. Правда, бывает, что мое мнение меняется. Но это нормально.

- Возвращаясь к первому вопросу нашей беседы, можно предположить, что Вы мою версию поддерживаете, что Вас просто-напросто «развели» ради того, чтобы «Справедливая Россия» не получила мощный финансовый рычаг.

- Было пожелание, чтобы не появлялись рекламные материалы эсеров, чтобы каким-то косвенным образом я не финансировал эту партию. Я, будучи бизнесменом, рассматривая эти условия как часть сделки, их выполнял. Мне сложно залезть в душу Островскому и понять, что он думал, затевая все это. Доказать, что изначально он это все придумал, чтобы таким хитрым образом не допустить моего появления в Думе, я тоже не могу.

Если выяснится, что так и было спланировано, это плохо и прискорбно. По этическим правилам, которыми руководствуются бизнесмены, это недопустимые действия. Но чужая душа – потемки. А если в политике подобные «разводки» являются допустимыми – значит, в ней что-то ненормально. В политике необходимо добиваться целей политическими методами, а не силовыми, не обманными. Именно политическими.

- А совместимы ли бизнес и порядочность?

- В бизнесе все очень просто: если ты непорядочен и об этом все узнают, тебе перестанут, например, давать предоплату. Во-вторых, есть арбитражный суд, и тебя могут оштрафовать. Бизнесменов гораздо больше, чем политиков, поэтому опыт наработан большой.

- Кстати, о бизнесе – у Вас произошел разрыв с соучредителем. Говорят даже, будто от этого возникли большие убытки...

- Нет убытков, предприятия продолжают работать. А что касается расставания с одним из акционеров, я искренне считаю: акционеры должны быть единомышленниками и иметь общий взгляд на то, как надо развиваться. У нас взгляды разошлись.

Я стараюсь построить современное предприятие. Считаю, что мои партнеры мешали этому. Несколько лет я пытался их убедить. Число попыток зашкалило разумные пределы, и мы приняли решение вместе не работать.

- Ходят слухи, будто Ваши бывшие партнеры начали выполнять политический заказ определенных прогубернаторских сил, пытаясь на Вас повлиять. Было такое или нет?

- Здесь, скорее, кризис подходов. Я считаю, что предприятие должно развиваться по рыночным законам. Мы ведь не первые в мире, кто учреждает предприятия, - так все развиваются. Надо делать то, что выгодно, соблюдая баланс тактических и стратегических последствий от принятого решения. Мои же партнеры считали, что надо везде набрать родственников и через них влиять. Такой соблазн, кстати, можно видеть и на государственном уровне – в ситуации, когда нефти много.

У нас в предприятии слишком много стало политики. А ведь это сугубо экономическое образование, им нельзя управлять политически. Это же не воинская часть, где твоя устойчивость зависит от того, сколько своих людей ты на ключевые должности расставил. На предприятии другие критерии: есть прибыль – молодцы, нет – фирма терпит убытки. И вот когда политических составляющих стало очень много, я принял решение расстаться с партнерами. На экономику компании это повлияет, как я считаю, только положительно. Сейчас на предприятии очень здоровая обстановка. И то, что произошло, я считаю не напастью, а победой и хорошим событием.

- Вернемся к прошедшим выборам. Хотелось бы услышать Ваш комментарий их итогов.

- «Единой России» было очень важно победить, потому что прошлый результат оказался слабым. «Единая Россия» мобилизовалась. Партия подошла к выборам ответственно, бросила мощный ресурс. Достаточно упомянуть о том, что фактически предвыборный штаб возглавлял секретарь Генерального совета партии Сергей Иванович Неверов. «Единая Россия» наступала по все фронтам. Были учтены многие нюансы – и получен нужный результат.

- Так что конкретно сделали единоросы?

- Шапкозакидательством они не занимались. Прежде всего, подобрали и мотивировали актив. Привлекли профессиональных политтехнологов. Это тоже важно, потому что борьба идей отошла на второй план. Те же коммунисты, к примеру, нас сегодня не за коммунизм агитируют. «Справедливая Россия» - тоже не единственная партия, которая выступает за справедливость. То есть сегодня на первый план вышла борьба технологий, и «Единая Россия» по этой части оказалась явным лидером.

- Какие примеры использовавшихся технологий Вы бы могли привести?

- Была проведена активная работа в государственных учреждениях и МУПах. Очевидно, что явка среди этих сотрудников была значительно выше средней по области и стране. Поработали с этой большой армией служащих, чтобы они на выборы пришли. Если начальник, который не скрывает свои предпочтения, очень просит прийти на выборы (это не является нарушением закона), то остальное работник может додумать сам. Если при этом запустить слух, что потом все будет проверяться, работник на всякий случай придет голосовать – и сделает ожидаемый от него выбор. По большому счету, этому избирателю все равно, что «ЕР» или «СР». Но существует боязнь, что отпуск перенесут на зимнее время. При этом партия власти не делала ставку на массовую явку избирателей. Нигде не видно было плакатов: мол, приди на выборы – это твой гражданский долг. Таким образом, отсутствовала реклама самих выборов.

- И это, убежден, делалось сознательно.

- Низкая явка выгодна тем, кто имеет административный ресурс. И упрекнуть «ЕР» в том, что она не агитировала за привлечение как можно большего числа избирателей на выборы, нельзя. Сейчас важен процент. И вторично, от какого числа избирателей он получен. Вопрос о легитимности власти – в зависимости от проголосовавших – сегодня не стоит. Почему другие партии не агитировали за само участие в выборах – не знаю. Наверное, посчитали, что эффект может быть низким.

Вот это и есть технологии. Каждая в отдельности, может, имеет небольшой вклад. Но если направлений наберется с два десятка, они и дают результат.

- Как Вы объясните, что ЛДПР получила на 1 процент меньше, чем на последних выборах в Госдуму? Вероятно, сказался также скандал, связанный с Вашим удалением из «тройки»? Согласитесь ли Вы с моим мнением, что смоляне не очень-то доверяют новому губернатору? Также у очень многих смолян назойливая реклама ЛДПР на общественном транспорте и на каждой улице вызывала рвотный рефлекс.

- ЛДПР получила такое же количество мандатов, как и тогда, когда она была в глубокой оппозиции. Это объяснимо. ЛДПР всегда работала на маленьких бюджетах. По моей оценке, 80 процентов рейтинга ЛДПР – это рейтинг ее харизматического руководителя Жириновского, теперь в области знают, что и новый губернатор – из ЛДПР. Если опросить смолян, назовут еще Льва Васильевича Платонова – человека тоже харизматического и, скажем так, с историей. Платонов на выборы не пошел. А больше харизматических людей в ЛДПР не было.

Повлияло ли на исход выборов мое исключение из партии и из списка? Думаю, что нет. Потому что я не привлекался к активным действиям, к ярым сторонникам ЛДПР меня никогда не причисляли, да я и не претендую на это.

- Но людей возмутило, что с Вами непорядочно поступили...

- Конечно, те, кто в определенной степени взаимодействуют с областными властями, задумаются. А большинство избирателей посчитали это какими-то внутренними разборками и не придали истории большого значения.

- А деньги Вам вернули?

- К сожалению, нет.

- И не вернут!

- Я не знаю. Но деньги-то были заплачены – причем, официально, с моего счета. Я подозреваю, что сейчас функционеры заняты распределением должностей, работами, связанными с 1150-летием Смоленска. Не знаю. Но мне будет очень непонятно, если деньги не вернут. Так не поступают.

- А Вы будете в суд подавать?

- Посмотрим. Рассматриваем такую возможность. Но я больше рассматриваю возможность пожертвовать эти деньги, если их вернут, на какое-нибудь благое дело.

- Вернемся к относительной неудаче ЛДПР...

- Эта партия работала, как я уже отмечал, на маленьких бюджетах, тут вдруг бюджет стал большим. А вот на больших бюджетах ЛДПР, как выяснилось, работать не умеет. И если бюджет увеличился в 10 раз, это не означает, что будет такой же рост результатов.

Было также очевидно отсутствие административного давления. А партия раньше использовала технологии, дававшие эффект именно в условиях прессинга.

Если подытожить сказанное, первый недостаток – это отсутствие харизматических кандидатов, второй недостаток – неумение работать с большим бюджетом. Ну, развесили они баннеры двухцветные, где только захотелось. Ну и что? Люди откровенно говорили, что это перебор.

Еще один момент. Для федерального начальства важнее была победа «ЕР». «Жириновцы» просто должны были подтвердить тот же статус, который у них уже имеется в регионе. Поэтому мы не увидели здесь Жириновского и каких-то ярких акций.

- Чем Вы объясните, что мало голосов получила «Справедливая Россия»?

- Эсеры на прошлых больших выборах добились большого успеха. Здесь надо иметь в виду, что у единоросов на тех выборах был период спада, а сегодня наблюдается рост. У справоросов все в противофазе: период роста и эйфории сменился следующим за ним кризисом.

Считаю, что эсеры посчитали для себя зазорным опускаться до мелочей. Против сыграла как раз низкая явка: многие их потенциальные сторонники не пошли голосовать, и эсеры мало что сделали, чтобы эти люди пришли на выборы. Против сыграла активная компания сразу с трех сторон – от «ЕР», ЛДПР и КПРФ. А вот скандал на теледебатах я рассматриваю наоборот: как просчет политтехнологов «ЕР». Эсеры получили от этого гораздо больше дивидендов.

- Но я все-таки с Вами не соглашусь. Полагаю, что в действиях эсеров присутствовала истеричность, которая раздражала избирателя. Терять голову и проявлять неконтролируемые эмоции, на мой взгляд, не следовало. К примеру, неподготовленное тщательным образом «посещение» офиса, где Казаков рассчитывал застигнуть конкурентов с поличным, насторожило избирателя...

- Но, с другой стороны, чернуха-то на Казакова была – это факт. Ее же кто-то сделал! И вряд ли ее изготовляли в интересах Партии пенсионеров либо подобных малых партий.

Лидеры местных эсеров не проанализировали, на мой взгляд, итоги думских выборов, которые дали «СР» почти 20 процентов. Но половину голосов принес отрицательный рейтинг правящих партий; а в Ельне, например, такую же «половинку» имела Партия пенсионеров. Из этих расчетов вытекает, что реальный рейтинг «СР» составлял 9 процентов. И кампанию нужно было строить так, чтобы из девяти сделать пятнадцать. А эсеры, по-видимому, считали, что у них рейтинг 20 процентов, а кампанию строили на получение 50 процентов голосов.

Мы не видели у «СР» ни телевизионной, ни наружной рекламы. Фактически, вся их работа состояла в раздаче выпущенных агитационных материалов – кстати, весьма хорошего качества. С помощью своей газеты воевали эсеры и на встречах с избирателями. Мои наблюдения показали, что эту часть работы эсеры делают очень эффективно: они свои мысли доносят с малыми затратами, прямо и понятно. Так что в будущем списывать их со счетов, конечно, нельзя.

- Несмотря на более-менее спокойную предвыборную кампанию, грязи, на мой взгляд, хватило. И, к сожалению, не всегда корректно действовал губернатор. В Новодугинском районе, например, он в открытую агитировал за кандидата – руководителя хозяйства в «угодьях» заместителя главы кремлевской администрации господина Володина. Причем, избирателям неведомо, находился ли губернатор в это время в отпуске или продолжал исполнять свои государственные обязанности. Согласился губернатор и на «фотосессию» с кандидатами-единоросами в своем служебном кабинете, где вывешен портрет президента. Облизбирком был вынужден запретить распространение рекламных буклетов из-за отсутствия согласия В.В. Путина на использование своего изображения в агитационных целях. Имеет место ошибка политтехнологов, был ли отпечатан весь тираж или это «отмыв» денег, остается только гадать... Еще один момент: на многих участках по данным на 18:00 явка составляла 15-17 процентов, а потом вдруг за 2 часа при полупустых помещениях для голосования она составила 30 процентов. Есть также подозрения у некоторых наблюдателей, что в ряде избирательных комиссий сознательно портили бюллетени или перекладывали бюллетени с голосами в пользу неугодного кандидата в тоненькие стопочки аутсайдеров выборного рейтинга.

Хотелось бы, чтобы Вы, Павел Николаевич, высказались по затронутым вопросам.

- Я не хотел бы давать юридическую оценку тому, имел ли право губернатор произносить те или иные слова, вправе ли кандидаты выпускать буклеты с изображением президента. Но фотографирование в кабинете губернатора показывает: сам факт нахождения здесь кандидата добавляет ему шансов. Причем не имя Островского срабатывает, а его должность. Создается впечатление, будто с кандидатом советуются, опираются на его мнение.

Этот пример свидетельствует: административный ресурс применялся. В связи с этим расскажу одну историю. В одном из американских судов рассматривалось дело о порнографии. Адвокаты ответчика построили свою защиту на том, что нет определения порнографии. Прагматичный американский судья написал такую формулировку: порнография очень сложно поддается формальному определению – но если вы это увидите, то сразу поймете, что это оно. Так и здесь. Неважно, как квалифицирует инцидент суд; у большинства населения сложится впечатление, что административный ресурс применялся. Конечно, полагать, будто только административный ресурс предопределил победу, нельзя. Кстати, партия власти не всех тех кандидатов провела, кого хотела. Она проводила праймериз – причем среди рейтинговых кандидатов, многие из которых имеют особую точку зрения, отличную от общепринятой в партии.

Насчет порчи бюллетеней и явки. Здесь как раз очень просто. Существуют математические и статистические методы, используя которые можно получить полную картину, где и что применялось.

Это далеко не первые выборы, проходящие в новой России, и я могу назвать с десяток способов манипуляций, которые существенно влияют на результат. Все эти «карусели», «ручейки», подвозы избирателей родились сотню лет назад в странах, которые сегодня называются демократическими. Также постоянно придумывают новые технологии, причем есть весьма остроумные. Если посмотреть на статистику, то это сразу будет видно – применялись мошеннические методы или нет. Доказать факт сложно, но будет видно, что это как раз тот самый случай. И правды вы не добьетесь...

- Может, Вы предложите «лекарство» от всех этих махинаций? Я, например, считаю, что неявка на выборы должна рассматриваться как административное правонарушение.

- Вот сейчас победители говорят: мол, люди нас поддержали. Это хорошо, что говорят. Но плохо, если они так действительно думают. Население выборы, по большому счету, проигнорировало. По хорошему, власть сегодня должна заняться изучением этого факта. Объяснений может быть два: либо народ все устраивает, и он считает, что и без него разберутся, либо люди не верят, что их голос что-то решает. Вот это очень плохо, потому что неверие накапливается. И если власть будет думать, что народ оказал ей безусловную поддержку, то она может столкнуться с неприятными для себя и весьма скоротечными событиями. Надеюсь, что победители трезво оценят результаты и сделают соответствующие выводы. Ведь вожди должны быть легитимными, когда большинство людей их поддерживает. Иначе народ отгородится от власти. Это заложит в устои власти мину замедленного действия.

- В продолжение Вашей мысли напомню читателям некоторые заголовки из прошлых номеров журнала. Когда небезызвестного Вам Данилюка депутаты горсовета низвергли с поста главы города, я назвал статью «ОбезГЛАВленный Смоленск». После избрания нового главы заметка называлась «Двуглавый Смоленск». Сейчас по итогам выборов напрашивается заголовок «Два Смоленска». Есть большинство населения и есть власть. И люди говорят: это не наша власть, мы ее не избирали, мы не пошли голосовать, мы не хотим такую власть. Если, не дай Бог, случится провал у этой власти, люди о своей позиции вспомнят.

- Есть ошибка, которую, к сожалению, допускают некоторые региональные чиновники: мол, это же вы избрали такую власть. Народ никогда не виноват и виноватым не будет, на него свалить вину не получится. Народ – это наше общество. И жизнь жестоко накажет тех, кто виноватым объявляет народ.

- Павел Николаевич, после исключения Вас из тройки региональных кандидатов ЛДПР посыпались упреки: мол, Вы расшатывали «лодку», под которой понималась городская власть.

- Вот я занимаюсь пилотированием летательных аппаратов. При аварии, когда один двигатель горит, а другой не работает, недопустимо говорить командиру самолета: да двигатели у нас нормальные, сейчас они заведутся. Надо экстренные меры принимать к посадке.

Откуда взялся нынешний состав горсовета? Ведь до них за провал думских выборов поплатился должностью губернатор Маслов. Нужна была, как воздух, победа «ЕР». Я как раз этим и занимался. Мы победили на выборах с результатом в 96 процентов – больше только в Чечне. Было 24 единороса на 25 мест. Достижения этого результата добивался в том числе и я. Надо ли было это мне? Не особо. Но ко мне обратились за помощью, и я откликнулся, выдвинул в горсовет своих сторонников, в том числе значительное количество сотрудников нашей компании.

Что касается Данилюка, то выбор на должность главы города – по сути, председателя горсовета – являлся весьма ограниченным. В обязанности председателя – организовать работу горсовета. И все! Формально глава за все отвечает, но ни на что повлиять не может.

Когда Данилюка с седьмого захода избрали главой города, он не закатил банкет, а оперативно собрал сессию и рассмотрел 40 вопросов, которые накопились, за каких-то пару часов.

Работа председателя горсовета весьма рутинная. Очень важно, что вопросы готовились, прокуратура ничего не оспаривала. Говорят, мол, авторитетом Данилюк не пользовался. Но горсовет – это коллективный орган, и там не требуется такой авторитет, чтобы выполняли твои указания. Депутата можно только убедить, но не заставить. У нас, к сожалению, возобладала другая модель: депутатов подчинить – и управлять ими.

- У меня есть свое мнение относительно организаторских способностей и личных качеств Данилюка. Не будем об этом спорить, потому что тема нашей беседы более глобальная. Меня волнуют более масштабные вопросы: какие минусы сегодня имеются в городском хозяйстве, что нужно, на Ваш взгляд, срочно сделать?

- В городском хозяйстве осталось очень мало профессионалов. Фактически, городское хозяйство не управляется. Руководство решает какие-то политические задачи, но оно прежде всего нанималось для хозяйственной работы.

- Я против авралов. Но посмотрите: к приезду Патриарха проведена в пожарном порядке титаническая работа по приведению к европейскому уровню улицы Тимирязева – забудутся крики, кнут и авторитаризм городской власти, но дела останутся. Все-таки нужно признать, что город к юбилею существенно преобразился, приобрел привлекательный вид.

- Так в этой работе как раз-таки принимали участие наши компании. Не побоюсь утверждать, что основной объем работ выполнили именно мы. Но городское хозяйство при этом, повторюсь, не управляется. Что должен делать в первую очередь сити-менеджер? Возникающие каждый день задачи нужно распределить между сотрудниками – и при этом запомнить, что, кому и когда распределял. Поручить только то, что конкретный сотрудник в состоянии сделать. Учитывая всю его нагрузку, установить ему срок реальный, – и контролировать выполнение. Вот таким образом сити-менеджер должен руководить. Его подчиненные распределяют те же самые задания среди сотрудников подразделений, пока это не дойдет до последнего рабочего. И тот будет четко знать, что ему делать и в какой срок, когда смежники ему подвезут материалы и т.д. Тогда люди будут работать спокойно и с максимальной производительностью. Если этого нет, если сбой на самом верху, то рабочий перестает уважать начальство и отбывает на работе время.

Я не думаю, что Патриарх во время пребывания в Смоленске обрадовался, увидев, как в его честь перегораживают улицы в городе, который и без того стоит в пробках из-за строительных работ и исключения из дорожного движения части магистралей.

Ремонты к праздникам – это вообще российская традиция. Мы свои объемы постарались выполнить качественно и в срок. Но, конечно, ставка властей на авралы пагубна. В аврал ты не сделаешь что-то капитально и надолго. Ценой будет то, что выполненное быстрее развалится...

- Как Вы расцениваете заявление Жириновского накануне выборов, что он будет добиваться списания долгов Смоленской области? Опять послышались упреки в адрес Антуфьева, что тот набрал долгов. А сегодня, кстати, область продолжает жить в долг, и финансовое состояние региона весьма плачевное...

- Во-первых, я считаю неприемлемым поведение, когда новый начальник валит вину на предыдущего. Я сам так никогда не делаю и отрицательно отношусь к подобному поиску оправданий. Кстати, от нашего президента Владимира Владимировича Путина мы не слышали ни слова упреков в адрес предшественника, который, мол, все развалил. Думаю, тогда бы Путин сегодня не был президентом...

Что же касается областных финансов – приведу пример с французскими производителями коньяка. Они делают две вещи: разливают коньяк по бутылкам, отдают их на реализацию и получают выручку, а во-вторых, собирают урожай и закладывают в бочки новые коньячные спирты. Так вот: производители коньяка во Франции продают те спирты, которые заложили их деды, а то, что сегодня закладывается, будут внуки разливать по бутылкам. Имеется некий соблазн: а давайте мы не будем возделывать виноград, сейчас продадим имеющиеся тысячи бочек, заработаем много денег и будем обеспеченными людьми. И действительно будут. Только внукам ничего не останется.

Сейчас на Смоленщине все, что есть, - это заслуга предыдущих администраций. Перерезание ленточек происходит на тех объектах, что закладывали и строили предшественники. А то, что сделала эта администрация, будет четко видно позже. Пока я не вижу чего-то особенного, что новая администрация может записать себе в актив.

Не надо, конечно, демонизировать эту администрацию: кое-что она должна делать хотя бы исходя из того, что нет возможности не делать. В том числе и по долгам. Они по всей стране растут. Откуда брать ресурсы, чтобы списать долги?

Область более инертна. Последствия того, что сегодня у нас нет условий для привлечения инвестиций, мы ощутим чуть позже. Те производители, которые есть сейчас, будут потихоньку загибаться: людей подсократят, объемы уменьшат. А может, переедут в другой регион – и новые не приедут. И постепенно это приведет к депрессии.

Никаких прорывов нет. Вот сейчас пытаются говорить о второй очереди АЭС. Но это не заслуга губернии. Атомные станции проектируются десятилетиями – и не губернией. Словом, я даже не знаю, что поставить в заслугу администрации Островского.

- Меня удивляет чуть ли не каждое публичное выступление губернатора – перлов хватит на всех губернаторов всех регионов вместе взятых. Вот побывал Островский на Первомайском стекольном заводе и заявил, что, мол, ваше дело производить продукцию, а мы будем ее реализовывать... Или выведение сотен миллионов рублей со счета «Смоленскэнергосбыта» в результате мошенничества, а с участником этой аферы Островский договаривается о строительстве Ярцевской ТЭЦ, которая якобы будет работать на торфе. Потом выясняется, что торфяных залежей поблизости нет, да и вообще проект никто не начал реализовывать...

- Я считаю, что у исполнительной власти задача прежде всего хозяйственная. Власть должна создать условия, чтобы в области все развивалось. Конечно, ничем торговать администрация не сможет и не будет – у нас же не Беларусь, где Лукашенко послал послов продавать калий!

Губерния должна создавать условия для развития бизнеса. Для этого надо много что сделать, много что знать. Я не считаю, что у нас область сильно продвинулась в этом ключе. Наши власти откровенно занимаются самовосхвалением и попыткой объяснить народу, что он живет хорошо. С советских времен существовала традиция по перерезанию ленточек; ножницы клали в музей, ленточки оставляли на память. Сегодня с разрезанием ленточек тяжело. Потому что новые предприятия открывают не всегда угодные лица, и как-то не с руки именно на этом предприятии резать ленточку. Поэтому власть придумала себе другой информационный повод: теперь она закладывает первый камень. Это можно делать гораздо чаще, чем резать ленточки. Или в моду пошли презентации проектов. Это когда VIP-персоны сидят и сладостно рассказывают, как построят город-сад. Все это освещается в прессе, и создается впечатление, что область быстро развивается.

- Так что делать? Вечный вопрос со времен Чернышевского.

- Мне?

- Да не только Вам, - нам всем.

- Я свою деятельность изначально строю на том, что власть мне не поможет. Я на нее не рассчитываю. Мы просто рассчитываем на то, что власть не будет мешать.

Большинство смолян, полагаю, тоже так относится к власти. И этим также объясняется низкая явка на выборах. Люди полагаются только на свои силы.

Выборов в ближайшее время не предвидится. Так что тем, кто хочет жить хорошо, посоветую надеяться только на себя.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.