Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 10 (158) Октябрь 2013 г. «КАКОЕ ГОРЕ! НЕ ВИДНЫ ЧЕТЫРЕ СОЛНЦА, ТРИ ЛУНЫ»

«КАКОЕ ГОРЕ! НЕ ВИДНЫ ЧЕТЫРЕ СОЛНЦА, ТРИ ЛУНЫ»

СМОЛЕНСК ЛИТЕРАТУРНЫЙ

Раиса Ипатова,

Маргарита Волкова

«Четыре солнца, три луны»

— Смоленск: Свиток, 2013

Ребенок, играющий на берегу океана, — в мировой символике один из самых известных символов познания. Мир — чудо. Жизнь — игра. Давайте и мы с вами вслед за авторами этой книги поэтом Раисой Ипатовой и художником Маргаритой Волковой займемся серьезным и важным делом, давайте зай­мемся тем, чем заповедал нам заниматься Бог. Давайте играть, ибо в Евангелие сказано: «Будьте как дети». Сегодня мы будем как дети, а океаном нам послужит повседневная городская жизнь, катящая волны к подъездам наших домов. Достаточно удивленного вздоха — ах! — осторожного переворачивания страницы — ох! — и мир изменит свои очертания охотно, бесповоротно и окончательно. Собственно, эти удивленные охи и ахи, эти широко открытые глаза, это затаенное дыхание — и есть одна из главных тайн серьезной и взрослой Музы. Помните, у Цветаевой: «Ах с Эмпиреев и ох вдоль пахот, И повинись, поэт, Что ничего кроме этих ахов, Охов — у Музы нет». Ах! — и облако в синем зените над головой в стихах Раисы Ипатовой клубится, превращаясь в оленя, а потом в слона, Ох! — и Маргарита Волкова хлопает в ладоши, берет кисть и рисует. Она точно знает, что облако — это слон, крокодил, заяц, рыба и кошка. Ну да, кошка — серая, обычная и домашняя. А Раиса Ипатова продолжает игру. Она дразнит своими выдумками читателя: Облако-кошка? Тогда давайте дальше говорить о превращениях! Для превращения кошки совсем не обязательно дергать ее за хвост или заставлять починять примус. Все намного таинственней и проще.

Если кошка зевает,

Она — Зевакина.

Если кошка валяется,

Она — Валякина.

Если кошка умывается,

Она — Умывакина

........................

И это — одна кошка,

Моя.

И уже зажегся, вступил в волшебный мир игры не только ребенок, но и взрослый читатель: «Какое горе! Не видны Четыре солнца, три луны». Что там четыре или три, тут слону и бегемоту, облаку и коту понятно, что солнц может быть и пять и шесть, а лун — вообще сорокстовосемьсотдвенадцать! А Маргарита Волкова бросает в сияние бесконечных солнц и лун волшебную радугу — мост, ведущий в сказку. В этой сказке можно отыскать рыжую ромашку на дне обычной чашки: «Это просто и легко: Взять — и выпить молоко!», меню сегодняшнего обеда узнать по пятнам на платье, а взявшись помогать маме, понять, что пыль, которую так скучно вытирать тряпкой, обладает удивительным птичьим свойством — она, как и птица, садится везде! А устав за день, хорошо вечером посмотреть в окно и увидеть вполне обычный необычный городской пейзаж:

Впереди идет собака,

А за ней три кошки,

Светят их глаза из мрака,

Как в домах окошки.

Авторы этой книги, сделавшие прекрасный подарок смоленским детям к 1150-летию города, прекрасно знакомы нашим читателям. Известный поэт и прозаик Раиса Ипатова как автор книги детских стихотворений выступает впервые. В разговоре с маленькими читателями она не изменяет себе — ее стихам присущи краткость, афористичность, остроумие, ясность ума, яркая образность и неожиданный взгляд на мир. Урожденную смолянку, а сейчас известного московского художника Маргариту Волкову отличают сочность и яркость цвета, безудержная фантазия и точная лаконичность образов. Ее творческая задача — не только сделать иллюстрацию к отдельному стихотворению, но и нарисовать книгу целиком, создать законченную композицию и законченный волшебный мир, в котором живут облака и птицы, бабочки и люди. Авторы сохранили добродушие и простоту, юмор и бесхитростность, умение видеть те удивительные чудеса, которые способен увидеть только ребенок. Что очень важно при всей фантасмагоричности происходящего — на страницах этой книги с маленькими читателями разговаривают их современники — необычное здесь вырастает из простого и знакомого любому ребенку повседневного быта, и этот разговор о непридуманном сегодняшнем — единственный и самый верный залог происходящего в книге чуда.

...И вот уже кошки с глазами светящихся домов, распушив хвосты, исчезают в осенних сумерках, а на смену им, стекая по водосточным трубам и хлюпая сапогами по лужам, выступает дядя Мрак из прекрасного детского стихотворения Эвы Шельбург-Зарембины, пересказанного Раисой Ипатовой:

Странный, этот дядюшка Мрак — клубится на осенних улицах, забирается в душу, бормочет что-то свое под разбитым фонарем.

Плачет, плачет дождь.

Хлюпу, хлюпу, хлюп.

Вышел дядя Мрак.

Тупу, тупу, туп.

А Маргарита Волкова зрительными образами подхватывает поэтическое бормотание, разбивает осенний мрак на синие и розовые тона, бросает в город с волшебными башенками, часами и флюгерами горсть желтых листьев из соседнего стихотворения, зовет в другое измерение, в огневой вихрь неожиданного образа:

Листья играли

в лады-лады-ладушки.

Мы поедем в гости

к Лиственной бабушке,

К Лиственному дедушке.

Дорогу знаем сами!

Не будем сидеть здесь,

как хочется маме.

Долой ночь! Долой мрак! Да здравствуют шорох, да здравствует шелест, да здравствует полет! И что это за Лиственный дедушка и Лиственная бабушка, к которым устремляются летящие по аллеям кленовые, они разные листья, дети догадаются быстрее и лучше нас, тем более что художник подсказывает: летящие листья на странице складываются в фигурки двух бредущих по листопадным аллеям стариков. Подскажет: выделенное синим надо снять, потому что здесь п о л ё т непослушных детей... А по листьям уже крадется настоящая рыжая лиса с голубыми глазами и вынюхивает что-то на прелых листопадных тропинках другого стихотворения:

Это сентябрь. Этот Сентябрь

С глазами лисы

Рыжики ищет

После росы.

Ну конечно — сентябрь! Ну конечно — рыжики! Не все же сидеть дома и слушать городские мраки. Есть еще и лес с березами и одуванчиками, стрекозами и муравьями, улитками и грибами! И вот уже рыжая белка выскакивает из подрамника на страницу книги и бежит к мальчишкам и девчонкам, чтобы принести им грибную удачу. А разговор не кончается, Раиса Ипатова громко читает стихотворение — считалку «У кого какой ребенок?»

У коровы сын теленок,

А у кошки сын — котенок,

У лошадки — жеребенок,

Мой ребенок — это ты!

Представляете, вот так прямо пальцем показывает и говорит: « Это — — ты!» Тут уж точно впору застыть, поднять руки вверх и смириться с неизбежным: «Сосчитали!» Убрать второе двоеточие Да-да, сосчитали! А Маргарита Волкова рисует рамочку и крупными детскими буквами, они мельче текста, пишет в ней: «Приклейте сюда фотографию своего ребенка!» Мало того, что сосчитали, так еще и сфотографировали. Прекрасная находка художника — эта вклеенная в книжку фотография ребенка: очень точный психологический ход, окончательно вовлекающий в творческий процесс и взрослых, и детей, превращающий их из пассивных читателей в полноправных соавторов и действующих лиц этой книги. А иначе не получается, смотрите: вот это дядя Мрак, вот это — кошка с горящими глазами-окошками, а вот это вы сами, и никуда вам из этого сказочного мира не деться.

В КНИЖКУ ВМЕСТЕ С ВАМИ ИГРАЛА НАТАЛЬЯ ЕГОРОВА.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.