Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 09 (157) Сентябрь 2013 г. ТРИ ТОВАРИЩА, или Беседы во «французском кафе»

ТРИ ТОВАРИЩА, или Беседы во «французском кафе»

СМОЛЕНСК ЛИТЕРАТУРНЫЙ

Виктор ДЕРЕНКОВСКИЙ

ОТРЫВОК ИЗ ПОВЕСТИ

Если Вы, уважаемый читатель, прочитав в прошлом номере журнала «Смоленск» отрывок повести о трех товарищах, решили, что я всё рассказал о людях, нашедших приют в Приживалках, то Вы непростительно ошиблись. Позвольте мне поэтому и потому продолжить повествование. Привычки жителей Приживалок не поддаются пониманию по причине их бесхитростного простодушия. В Приживалках как зеницу ока берегут общественное мнение, - устойчивую форму взглядов на жизнь, сложившихся раз и навсегда. Поэтому сочинительство книг, издание газет и журналов, если этим занимаются люди, не имеющие официальной должности, считается в Приживалках бездельем. Политики из числа либералов и демократов решительно заявляют, что «писак», так здесь называют людей творческих профессий, нужно обязать шесть дней в неделю выполнять тяжелую физическую работу, чтобы у них не оставалось времени заниматься профессией по призванию. – Ради какого сомнительного удовольствия, - спрашивает высокий суд, - писатели смущают простых людей, сочиняя небылицы, или ещё хуже позволяют себе писать о недостатках идеального общества.

Работы, для выполнения которой требуется специальное образование, по мнению жителей Приживалок, не существует вообще. Здесь многие проходимцы уверены, что они способны выполнить работу какой угодно сложности, хоть умственную, хоть физическую, и берутся за всякую ответственную работу, не думая о результатах, а полагаясь на свою самоуверенность.

Дипломы о высшем образовании рассматриваются исключительно как приложение к самоуверенности, поэтому «корочки» в Приживалках признаются и ценятся. Начальники отделов кадров в учреждениях, где сохранились их службы, требуют предъявить диплом, если устраивающийся на работу рассчитывает на какую-нибудь начальственную должность. Из этого простого житейского факта многие граждане Приживалок сделали вывод, что диплом необходим лишь для карьеры, иначе кто бы их покупал и тратил на это деньги, будь дипломы совсем бесполезны. Чтобы удовлетворить спрос тех, у кого есть заминки с высшим образованием, за городом открыто и работает «образовательное учреждение», где можно в кратчайшие сроки, договорившись о цене, приобрести диплом юриста или менеджера широкого профиля.

Приобретение дипломов взамен образования стало в Приживалках широкодоступной возможностью. Многие вдруг захотели иметь подложные свидетельства того, что их чему-то учили в высшей школе и они что-то освоили из высших наук. И это считается достаточным, чтобы заявить о себе и представить себя в качестве в высшей степени образованного человека. Подсчитано, что в Приживалках четверть начальников имеют «загородные» дипломы, и это не предел.

К примеру, у начальника Государственного унитарного предприятия - «Русский пар» в дипломе о полученной в институте профессии написано следующее: «юрист-агроменеджер широкого профиля». ГУП, который он возглавляет, занимается какой-то посреднической деятельностью, но чем точно, никто сказать не может, даже налоговое ведомство не раскрывает тайны его деятельности. Ходят слухи, что ГУП выпускает шарики из пара, затем эти шарики используются при строительстве набережной и других бюджетных объектов, чтобы быстрее испарялись средства, выделенные на строительство. Начальники с такими дипломами занимают в Приживалках и более серьёзные должности и не парятся.

Слово «Политика» понимается в Приживалках своеобразно, как в первобытном обществе. Здесь смысл этого слова выражает попытку человека «выбиться в люди», то есть занять в общине административную или выборную должность, что повыше других должностей.

Малоизвестный, а то и совсем неизвестный человек, вернувшись в свою пещеру с неудачной охоты, то есть без трофеев, задумывается над преследуемым его невезением и о способе благополучно устроить личную жизнь. Он решает участвовать в ближайших выборах, какими бы они ни были. Разве важен пост - глава местной администрации, губернатор, Президент или активист от партии? Соискатель как кандидат согласен на всё, пусть только выберут. С мыслью занять руководящую должность - то ли с похмелья, то ли по недоразумению - просыпается треть мужского населения Приживалок и четверть - женского.

Желание «выбиться» в люди - дело сугубо личное, и истинный порыв такого стремления — не тайна за семью печатями. Это материальный интерес. Вот почему люди в Приживалках хотят заниматься политикой. Человек, не нашедший себе применения, после длительных и бесплодных попыток устроится на доходное место говорит знакомым: «Я решил пойти в политику». Знакомые удивлены таким неожиданным решением. Но им простительно. А вот журналисты - вроде бы образованные люди – задают лицу, желающему занять высокий пост, бессмысленный вопрос: - «Почему Вы решили пойти в политику»? - будто глупы и не понимают сами, почему? В списках желающих заниматься политикой состоявшиеся люди встречаются крайне редко. В Приживалках в политику всё больше стремится молодёжь из сомнительных компаний по продаже вторичного жилья и редакций малотиражных газет.

Присматриваясь к отделениям политических партий, зарегистрированных в Приживалках, и к лидерам парт-ячеек, хочется их не называть. Это, как правило, генераторы пустых обещаний, пустомели, которые рассказывают о своих избирательных фантазиях, не помня головы. Кто из населения готов поверить, что обещания «политиков» будут выполнены? Поднимите руки. Я так и думал, что из обещанного никто не знает, что считать выполнением обязательств, Есть ли в этом вопросе ясность? Когда срок полномочий избранных людей заканчивается, а чаще прерывается, борьбу за должности начинают новые желающие.

Электорат, так называют в Приживалках граждан, изъявивших желание участвовать в предстоящих выборах, и граждан, не желающих в них участвовать, которых всегда набирается большинство, ведет себя не менее чудаковато. Руководство, отвечающее по своей природе за самые демократические выборы на планете Земля, уверено, что успешные выборы состоятся при любой погоде. Привычка электората каждый раз поддаваться обману и поддерживать обман обеспечивает успех недостижимый ни на одной другой планете солнечной системы. И в этот раз детская доверчивость избирателей привела к тому, что предводителем Совета Приживалок выбрали Смутьяна – это у человека такая фамилия. Старожилы, не верящие ни одному слову политиков, говорят, что именно Смутьян послужил для писателей-сатириков прообразом Кисы Воробьянинова. В Смутьяне и через семьдесят лет после выхода книги находили заметное сходство с Кисой.

Вступив в новую должность, в подтверждение своей образованности и квалификации, Смутьян предъявил диплом о втором высшем образовании. Этот диплом, полученный Смутьяном без труда и использования умственных способностей, наиболее соответствовал занимаемой им выборной должности и был особенно дорог Смутьяну как подарок ректора «загородного учебного учреждения» по случаю какого-то торжества. Смутьян же гордился тем, что не остался в долгу перед своим политическим доброжелателем и писал прошение от своей большой должности на самый верх. Просил: провести в учебное учреждение газ и построить асфальтированную дорогу за бюджетные деньги, чтобы удобно было ездить за дипломами тем руководителям, которые нуждались в первом или во втором мнимом образовании.

На одной встрече в литературном кружке прядильной фабрики, где кроме этого кружка других производств не осталось, я попытался говорить о заблуждении журналистов относительно Смутьяна. Мне хотелось защитить литературного героя Кису Воробьянинова от несправедливого сравнения. Я говорил, стараясь убедить коллег, что Киса - образ собирательный, из прошлого века, не соответствующий нашим дням, что у нас теперь другие герои и в жизни, и в литературе. Смутьян же человек конкретный, хотя и важный, но далёкий от литературы и от культуры вообще. На эти замечания известный в Приживалках журналист, обласканный со всех сторон местными властями, тоном бывшего активиста и сексота коротко и без затей возразил: «Мы здесь живём и лучше знаем родословные людей: кто здесь из Воробьяниновых, а кто из Бендеров». Не знаю, в чём, но в чём-то прилежный журналист прав, и я с ним не спорил. Что толку заводить дискуссию с журналистом о социологии и политике, если журналист, как большой талант, отмечен городской властью. Преданный всеобщему «полезному» делу, такой специалист способен, когда власть просит, написать любой пасквиль, не отличающийся по содержанию от доноса. Эти пророки своими писаниями могут предсказать начало и конец вашей карьере.

Рыночные отношения охватили Приживалки плотным кольцом и наступают со всех сторон. Правда, рынок подошёл к стенам красной крепости с заметным опозданием, зато теперь здесь все что-то покупают и, если есть возможность, тут же перепродают, не откладывая перепродажу в расчете на больший доход. Торговцы знают, что удачное время для продавцов наступит не скоро. А если наступит, то кто же тогда будет нуждаться в старых вещах? А сейчас торгуют, кто чем может: кто дипломами, кто воинскими званиями, кто начальствующими должностями.

Жители Приживалок и раньше рассуждали о рынке непристойно, а теперь говорят о нём ещё и с большим апломбом. «Если у вас не хватает чего-то нужного для карьеры, - купите. Если не хватает средств купить, вступите в руководящую партию. Стоят атрибуты публичного признания не так дорого, ведь продают диплом, а не знания. Зачем заламывать цену»? Есть диплом, и появляется шанс занять в Приживалках руководящую должность. По условиям проводимых конкурсов для занятия вакантной должности требуются диплом и соответствующая квалификация, а у желающих сидеть в начальственном кресле никогда не было ни стремления, ни способностей учиться. Купленный диплом ума не прибавит, но даст возможность занять должность руководителя какой-нибудь канцелярии, специализирующейся на выдаче справок.

Справка, если она нужна, то нужна обычно срочно. Таковы условия нашей жизни: чем больше живешь, тем больше справок требуется. Срок действия справки ограничен, а получение затягивается из-за множества причин, удобных для чиновников Вам отказать. Этот класс людей в галстуках и в белых рубашках из любой должности стремится создать доходное место. Получить справку в Приживалках просто так — пришёл, попросил, и тебе её выдали - нельзя. Каждая справка имеет свою стоимость. Справка оценивается временем, затраченным на беготню, чтобы её добыть. Получил с большим трудом одну справку и тут же сдал её в другую канцелярию для получения новой справки, подтверждающей достоинство справки, полученной первой. Получил новую справку и снова сдал её. В результате у вас почти ничего не остается. Отсюда формируется реальная цена справки - цена, которую вы готовы за неё заплатить, чтобы избавиться от беготни и не тратить время и нервы. Любой здравомыслящий человек в этих случаях выбирает более подходящую ему цену — бегать или платить? Беготня за справками может закончиться трагически — инсультом или инфарктом, на это чиновники и рассчитывают и советуют гражданам беречь здоровье — платить, а не бегать и не нервничать. Чиновники знают, что люди, уважающие себя, предпочтут платить. Отсюда и высокая доходность всех начальников «справочных» столов. Естественно, за участие в открытом конкурсе на занятие должности придется платить тоже, иначе конкурс не состоится. Кому и как платить, если вы понятливый человек, вам растолкуют референты комиссии и объяснят, что затраты участника конкурса, занявшего должность, его не разорят, хотя затраты и кажутся внушительными, но они быстро окупятся на купленном месте.

Не заслуженное воинское звание не препятствует занятию незаслуженной гражданской должности. Надо только правильно собрать справки. Торопитесь с приобретением таких покупок, пока есть время и возможность, ведь рыночная деморализация экономики не устойчива и капризна.

Кто задумал что-то купить на рынке, способствующее быстрому карьерному продвижению, пусть покупает. Заплати тому, у кого есть право распределять должности, и смело иди на повышение. Пока молодые и целеустремленные юноши и девушки учатся, тратя на обучение годы, за это время всё хорошо оплачиваемые должности будут распроданы. Вышел человек из ВУЗа, с настоящей квалификацией и дипломом, после долгих лет учебы, а устроиться на работу негде. Вакансий нет, все места заняты проворными и пронырливыми.

Впрочем, если вы что-нибудь продали или нечаянно купили и вам стыдно за свой коммерческий поступок, успокойтесь и не волнуйтесь впредь. Помните, что человечеству этот порок присущ с библейских времен. Так, хитрый Иаков купил себе первородство, а дикий Исав продал первородство за чечевичную похлебку. В те времена первородство давало человеку огромные экономические преимущества, сравнимые с сегодняшним нахождением в родстве с людьми, имеющими власть. Учитесь на исторических примерах!

Кажется, я достаточно рассказал об обстановке в Приживалках и выбрался из скучных рассуждений о хороших и плохих людях. Теперь я спокойно могу начать рассказ о трех товарищах. Правда, перед этим хочу напомнить еще об одном немаловажном событии. Лет пять назад провели в Приживалках социологический опрос. В анкете стоял один вопрос: «Кого вы считаете главным вором в законе»? Тогда результатов опроса не публиковали, будто не сумели безошибочно подсчитать результаты опроса. А тут, вдруг, на тебе. Взяли и опубликовали! На первое место попал бывший гражданин Приживалок Берестовский - 87%. Вторым оказался здравствующим и ныне гражданин Чупайс – 82%, третьим в итоговом списке был человек с финансовой фамилией Вексель – 80,2%.

В интервью Чупайс и Вексель невозмутимо ответили журналистам, что это мнение завистников и фальсификация. Господин Берестовский, по своему обычаю отвечать откровенно, ответил: «Это устаревшая публикация и оценка. Элиты меняются. Проведите опрос сейчас, и Вы увидите, что я не попаду даже в первую сотню».

Приведу еще два загадочных документа, попавших на мой письменный стол не столь загадочно. Их принес аист в сером клюве.

Письмо двенадцатилетней школьницы из села «Поганкино» действующему губернатору Приживалок

Здравствуйте, уважаемый Губернатор! Скажите мне, - «Губернатор», - это ваша школьная кличка или название ответственной должности, которую вы сегодня исполняете? Я в затруднении. Не знаю, как правильно к вам обратиться. Если я ошибусь, обращаясь к вам, как к Губернатору, а не иначе, то в следующем письме, после вашего ответа я обязательно всё исправлю и своё обращение к вам сделаю правильным. Все вас называют Губернатор, а мне неизвестно, что это значит? Поэтому обращаюсь к Вам так, как к вам обращаются другие.

Меня зовут Аня, мне 12 лет, и я перешла в 6-й класс с отличными отметками. Нашу школу уже два года грозят закрыть. Сейчас у нас каникулы, но мы не знаем, в какую школу пойдём первого сентября, если нашу школу закроют. Я мечтаю учиться в большой школе, где-нибудь в Москве, где много учеников и где не говорят о закрытии школ к очередному учебному году. Ученики московских школ, когда их показывают по телевизору, совсем не похожи на нас. Если нас сравнить с ними, то мы выглядим подкидышами. Они настолько не похожи на нас, что можно подумать, что мы живём в разных странах и в разных государствах — мы в бедном, а они - в богатом. В московских школах учителя преподают разные предметы. У нас один учитель преподаёт четыре предмета: физику, химию, обществоведение и физкультуру. Наши учителя совмещают преподавание учебных предметов, потому что не хватает учителей-предметников. Раньше наша школа считалась средней. Теперь мы не знаем, какая она? Если школу закроют, то в ней разместят поселковый совет и отделение партии, в которой состоят работники совета. Те, кто не работает в совете, - все до одного - безработные.

Поселок наш называется «Поганкино». Раньше жители поселка много смеялись и шутили над таким названием. Теперь никто не смеётся. Ничего смешного в этом названии нет.

Я учусь хорошо, потому что хочу, как только закончу школу, если её не закроют раньше, уехать отсюда. Учителя учат нас любить родные места. А за что их любить, не говорят. Они и сами, когда мы слышим их взрослые разговоры, рассуждают о том, куда бы уехать подальше из Поганкина и завидуют тем, кто уже уехал, у кого была возможность.

Я пишу вам потому, что хочу попросить вас не закрывать нашу школу. Если вы её закроете, то нам придётся ездить за двадцать пять километров в районный центр или устраиваться в интернат, который находится ещё дальше. Тогда мы точно забудем родной дом и, скорее всего, сбежим из интерната неизвестно куда. Станем беспризорниками. Когда мы слышим о том, что творится в интернате, нам становится страшно, какие ужасы интернатовцы терпят. У интернатовских детей радостей в жизни не больше, чем у нас. Но мы хотя бы живём дома.

Если вы закроете сельские школы, я и мои сверстники не получат среднего образования, тогда откуда будут браться образованные люди? И если сельчане перестанут работать на земле, то что будут есть люди в городах?

Девочки возрастом старше меня, но еще школьницы наладились ездить в ночной Губернский клуб в Приживалки. Вечером на последнем автобусе они отправляются в город, а утром возвращаются тем же путём, первым автобусом или на поезде. Они говорят, что в ночном клубе очень весело, можно покурить травку или выпить немного вина или попробовать наркотики, что парни, те, которые взрослее, ухаживают за ними и целуют их. В семьях у этих девочек всегда скандалы. Но если отказаться и от такого развлечения и в клуб не ездить, то они утверждают, что умрут от скуки. Пока они не оказывают на меня влияния, и я делаю вид, что им не завидую, хотя мне тоже хотелось бы побывать в ночном клубе и посмотреть самой на их веселье. Но я знаю, что если я так поступлю, мама сойдёт с ума, как сходят с ума родители старших подруг из-за их увлечения ночным клубом.

Я живу с мамой и папой. Правда, папа у нас вот уже три года постоянно уезжает на заработки в Москву и обещает взять меня с собой на несколько дней, чтобы я увидела, какая у нас столица. У нас в посёлке работы, чтобы прокормить семью, нет. Мы живём с мамой только тем, что можем вырастить на огороде. Но платья и ботинки на огороде не растут, а продать то, что мы выращиваем на огороде, некому. В посёлке все выращивают то же, что выращиваем и мы. Ещё недавно у нас было большое хозяйство: корова, гуси, куры, несколько поросят. Мама и папа работали в совхозе. Совхоз считался миллионером. Сейчас ничего не осталось ни от совхоза, ни от нашего хозяйства. Здание Правления совхоза давно продали за долги. Я спрашивала у мамы, кому столько задолжал совхоз-миллионер, что у него ничего не осталось, даже земли? Мне пока не ясно, как это произошло и в чем здесь дело. Когда папа и мама говорят о папиной работе в Москве, то он называет себя бесправным рабом, нелегалом в собственной стране. Он говорит, что работает в незарегистрированной фирме, среди таких же, как он, неустроенных людей, ищущих заработка на стороне. У него нет трудового соглашения, и фирма намеренно его не заключает, что его могут лишить работы в любой день и час, не выплатив заработанных денег, Он говорит, что получает меньше половины того, что заработал, что его рабочий день длится 12 -14 часов в сутки. «Я гражданин страны, - говорит он, - но у меня нет никаких прав, или эти права по отношению ко мне государство не соблюдает и не следит за их соблюдением. Папа говорит, что его рабочее место, которое он мог бы получить в Приживалках, занято такими же горемычными узбеками и таджиками, которые находятся ещё в более бесправном положении из-за алчности работодателей. Я не участвую в их разговорах. Родители стесняются говорить при мне об этом, будто я ничего не понимаю и не вижу. А что здесь понимать? То, что мы живём плохо, можно понять в любом возрасте.

Я знаю о положении рабов из всеобщей истории, мы это проходили в школе. Неужели у нас до сих пор существует рабство? Если оно существует в Москве, куда папа едет на заработки, то оно существует и в других местах, ведь Москва - столица нашей Родины. И почему наше правительство не может ликвидировать рабство? Когда папа уезжает в Москву, мама плачет и просит его остаться дома, потому что из Москвы он всегда приезжает сильно состарившимся и злым и не может восстановить свой прежний добрый и веселый характер за одни выходные. Мама убеждает его, что вдвоём мучиться легче, чем поодиночке: она здесь, а он там. Он ей обещает и говорит, что если он найдет здесь подходящую работу, то больше никуда не поедет. Но какую работу можно найти в нашем посёлке и в соседних сёлах? У папы много разных специальностей: он водитель и тракторист, имеет диплом сварщика и электрика. Однажды папа решил стать фермером, у нас есть пай земли, и обратился за кредитом в банк, чтобы купить сельскохозяйственную технику. Из этого ничего не вышло. Он нигде не мог получить кредита, сколько не ходил и сколько не просил.

Уважаемый Губернатор, неужели с этим ничего нельзя поделать? Но сделайте хоть что-нибудь. У вас такая большая администрация. Чем она занята? Я не хочу, чтобы отец уезжал из дома и чувствовал себя рабом.

У меня есть к Вам ещё одна просьба: измените, пожалуйста, название нашего поселка. Для Вас это простое дело. Чем мы заслужили такое название? Может быть, после этого изменится и наша жизнь. Придут новые люди, олигархи и бизнесмены и всё изменят. А сейчас, ну кто из здравомыслящих поедет в наше Поганкино? Кто поможет нам устроить и наладить хоть как-то нашу жизнь?

Мне двенадцать лет, и вы в это не поверите, но я ещё никогда в жизни не пробовала мороженого, не была в театре и ничего не видела, кроме своего посёлка. Я даже не была в Приживалках, где вы сейчас Губернатор. Мама говорит, что в их детстве, при старой жизни, мороженое стоило десять копеек. В это трудно поверить. Сейчас, когда мороженое привозят в наш магазин, оно стоит сорок рублей. Я даже не прошу маму, чтобы она купила мне его попробовать. У мамы нет денег на мороженое. А я не могу понять, почему мороженое сегодня стоит так дорого, неужели оно могло подорожать в четыреста раз? У меня по арифметике отлично, но я глазам своим не верю, какой результат получается у меня, когда я считаю, сколько стоили продукты, со слов мама, тогда, и сколько они стоят сейчас. Скажите мне, кто виноват, что мороженое стоит так дорого? Когда я вырасту, я разберусь сама, а пока вы помогите мне разобраться с этим вопросом. Вы должны это знать, раз вас назначили Губернатором. У меня еще есть к вам несколько вопросов. Помогите мне прояснить их. Мне бы очень хотелось изменить нашу жизнь, но я не знаю, как это сделать. И никто не знает. Мне кажется, для нашего посёлка самая большая беда, что у наших родителей нет работы. Но раз нет работы у наших родителей, то её не будет и у нас, когда мы закончим школу. Откуда ей взяться?

Все говорят, что в городе строится новая набережная и на её строительство потрачено много денег. Конечно, набережная нужна, набережная это хорошо, но не лучше ли на эти деньги построить в нашем посёлке хоть какое-то предприятие? Чтобы дать нашим родителям работу. Я обязательно напишу вам ещё. С уважением Аня. Июнь 2020 г. посёлок Поганкино.

Ответ действующего Губернатора на письмо двенадцатилетней девочки из посёлка Поганкино

- Дорогая Аня, я получил и прочитал твоё тревожное письмо. Я читал его вечером дома. На работе нет совсем времени, ни одной свободной минуты. Дела, дела, дела. Ты действительно умна не по годам, и я хочу надеяться, что у тебя будет много успехов и счастья в дальнейшей жизни. Я чуть не заплакал, читая твоё письмо, но губернатору не положено проявлять слабость, хотя повторяю, что письмо читал дома. В воспитательных целях прочитал письмо и своим детям. Говоря им, что у них есть всё, чего они только не захотят. Что другие дети, их ровесники, не имеют ничего того, что имеют они, что они должны это понимать и поступать так, как говорят им родители. Пишу тебе откровенно, я против того, что закрываются сельские школы и сельские больницы, я знаю, что на селе и не только на селе, но во многих поселках городского типа у людей нет достойной работы. Но я ничего не могу с этим поделать, исправить такое положение не в моих силах. Сколько я не стараюсь, мне ничего не удаётся изменить в Приживалках, и, видимо, не удастся. Мне было бы стыдно обманывать тебя, и я говорю тебе правду. Люди, которые взялись или их поставили управлять страной, не могут сказать ни одного слова правды, тогда бы им пришлось оставить свои высокие посты. Я бы лично сделал это с удовольствием, но чем я тогда буду заниматься, и как будут жить мои дети, я не знаю. Поэтому я буду работать на этом посту, пока меня не снимут люди, стоящие по должности выше меня. И если будут выборы, я постараюсь, и не только постараюсь, но и приложу все силы, чтобы снова получить этот пост. Я бы пошёл в школу учителем, но ты сама говоришь, что школы закрывают и учителя преподают учебные предметы не по специальности. А если закроют школу, в которой я буду преподавать, я тогда тоже окажусь безработным.

Мне одновременно и хотелось и не хотелось быть губернатором. Знаешь, уважаемая отличница, как трудно быть губернатором! Знал бы или хотя бы предполагал об этом раньше, никогда бы не согласился занять эту должность. Я не могу сделать вашу жизнь лучше, чтобы у твоего отца была работа и он никуда не уезжал из семьи и не чувствовал себя рабом, находясь в столице нашей родины.

Ты пишешь, что твои родители утверждают, что при социализме они жили лучше, может быть, так оно и есть. Я не знаю, зачем мы отказались от социализма и не ведаю, как это произошло. Наверное, мы хотели испытать себя, убедить себя, что мы способнее и умнее тех, кто создавал социализм.

Спасибо тебе, девочка, растеребила ты мою душу. Но не ругай меня слишком. В других «Поганкинах» и других «Приживалках» живут не лучше. Я давно перестал искать ответа на вопрос, что произошло с нами. Я сдался, как только достиг хорошей должности, сдался в плен бессовестности и алчности. Я потерял способность сопротивляться всему-всему, кроме своего успеха. Что-то я с тобой непозволительно для моей должности разоткровенничался, видимо, потому что никогда не отправлю этого письма тебе по почте. Люди или не понимают, или не отдают себе отчета, как страдает человек душой и сколько мук он претерпевает, когда он знает, что те обязанности, которые он взял на себя или ему их торжественно вручили на инаугурации, он никогда не сможет выполнить.

Мы беспомощны с такими командами что-то изменить. Ты ещё сможешь, если захочешь это сделать. У тебя много лет впереди, и мир всё-таки меняется и не обязательно к лучшему, но обязательно для всех. Спасибо тебе, что твоё письмо всколыхнуло во мне прежнее юношеское чувство способности сопротивляться. Но я знаю, что это ненадолго, потому что это чувство я давно и старательно из себя выдавливал и достиг в этом хорошего результата».

...Текст письма двенадцатилетней девочки превратился в голове Губернатора в смешанные друг с другом мысли, называемые беспричинно размышлениями. Эти мысли долго ворочались в голове Губернатора. И своим присутствием там доставляли много неудобств. При каждом обороте, касаясь стенок черепной коробки, мысли причиняли физическую боль. Другого выхода не было. От размышлений нужно было избавиться, пока они не доконали окончательно.

Пятьдесят граммов хорошего виски помогли Губернатору в новом начинании.

Дата и подпись под письмом отсутствовали, будто письмо не было закончено.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.