Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 08 (156) АВГУСТ 2013 г. О ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВЕ И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

О ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВЕ И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

Михаил Шаповалов, юрист

   В февральском номере журнала «Смоленск» за 2013 год была опубликована статья главного редактора Владимира Коренева под заголовком «Схемы смахивают на жульничество», в которой анализировался фармацевтический рынок в Смоленской области в части обеспечения населения лекарствами.

   Ряд фраз этой статьи послужил основанием для предъявления судебного иска со стороны упомянутого в ней лица, уроженца Индии г-на Кумара Сингха. Основание иска – защита чести, достоинства и деловой репутации. Аппетиты и самооценка у этого господина весьма неслабые – просил 500 000 рублей в качестве компенсации морального вреда. В иске приводилось несколько длинных кусков текста, которые и явились предметом обсуждения в суде.

   Я приведу лишь один из них, который и стал, по мнению суда, недопустимой, подлежащей опровержению информацией, в связи с чем с В.Коренева, как журналиста, и с ООО «Новый Смоленск», как учредителя издания, суд постановил взыскать по 10 000 рублей в качестве компенсации морального вреда  Абхай Кумар Сингху.

   Решение суда в законную силу не вступило, на него подана апелляционная жалоба, и смею предположить, у этого дела  еще будет длинная судебная история.   

  Хочу сразу заметить, что, по моему убеждению, данное дело вообще неподведомственно суду общей юрисдикции, и судья И.Малиновская не должна была принимать его к своему производству. Журналист пишет о сомнительных экономических действиях департамента по здравоохранению Смоленской области с привлечением юридического лица – ООО «Индустрия здоровья». Поэтому данное дело подведомственно арбитражному суду  и по субъектности, и по характеру правоотношений. Достаточно прочитать АрПК, в котором прямо записано, что рассмотрение дел из экономических правоотношений рассматривают арбитражные суды. Кроме того, в п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N3 от 24.02.2005г. «О защите чести, достоинства и деловой репутации», на которое не раз ссылается суд в своем решении, еще раз указано

       «Пунктом 5 ч.1 ст.33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого, дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции».

   Яснее не скажешь.

   Думаю,  не обидятся на меня многие смоленские судьи, в том числе весьма мной уважаемые, что качество их знаний по русскому языку, особенно в части синтаксиса и стилистики, оставляет желать много лучшего (и это мягко сказано).  Я утверждаю это, как, с одной стороны, практикующий юрист, изучающий многочисленные судебные решения и постановления, а с другой стороны,   имею обоснованное мнение по данному вопросу, как журналист и человек, прошедший многолетнюю Школу русского языка (как, впрочем, и Владимир Коренев) у ныне покойной Софьи Наумовны Ханиной в 27-й средней школе г. Смоленска. Кто такая Софья Наумовна Ханина, педагогам «со стажем» объяснять не надо, она, бесспорно, была лучшим словесником Смоленской области 60-80 годов прошлого века. Великий (не только по меркам Смоленщины!) знаток и специалист русского языка, за ошибки она спрашивала очень строго. Можно долго рассказывать, но достаточно осознавать то, что ты учился у С.Н.Ханиной целых четыре года и всегда имел у нее по русскому языку оценку «пять», - этим сказано абсолютно все.  Не скрою, я  весьма горжусь этим.

  Привожу этот самый кусок текста из статьи В.Коренева, который, по выводу суда, требует опровержения в журнале «Смоленск»:

«Фармацевтический рынок весьма привлекателен для всякого рода проходимцев, расхитителей бюджетных средств. Здесь очень много лазеек бесконтрольности и сокрытий. И очень многие смоляне недоумевают и возмущаются, что осуществление крупного государственного заказа, от которого зависит социальная обстановка в регионе, доверено фирме, которой фактически управляет уроженец другой страны – индус Кумар Сингх».

   Как юристу, мне удивительно читать такую фразу судебного решения судьи И.Малиновской. Дословно: «по мнению суда, распространенные об истце сведения (текст приведен выше жирным шрифтом) являются порочащими, содержательно-смысловая направленность которых в совокупности принимая во внимание название статьи «Схемы смахивают на жульничество» и содержание самой статьи, имеющей негативную оценку характеризующую истца, при этом использованные в статье языковые формы высказываний допускают их негативную оценку, с точки зрения достоверности с достаточной степенью определенности констатируют факт наличия в действиях истца действий направленных и связанных с нарушением закона, при прочтении которых складывается определенное негативное мнение: совершение истцом незаконных действий, нечестных поступков, неправильное поведение, недобросовестность, в связи, с чем складывается об истце негативное мнение, порочащее его честь, достоинство и деловую репутацию». Конец цитаты.

  Ну и накручено!.. Ничего непонятно. Замечу, что, вообще-то, невыделение запятыми причастных и деепричастных  оборотов всегда считалось  грубой ошибкой. В данной фразе судебного решения пропущены четыре  запятые, а там, где не надо запятой, она, наоборот, оказалась. С.Н.Ханина больше, чем «тройку с минусом», за такое бы точно не поставила. А по большому счету, это непонимание самого построения русского языка. Но в текстах судебных решений и постановлений смоленских судов это обычное явление, что очень печально.

   Тем не менее, получается, что судья И.Малиновская при таких грубых лингвистических огрехах ею подписанного (полагаю, что ею и составленного) судебного решения берет на себя функцию эксперта по семантике русского языка.

  Я не ставлю под сомнение общую судейскую квалификацию И.Малиновской, возможно, в каких-то отраслях права она – грамотный юрист. Я говорю лишь о совершенно конкретном деле и о совершенно конкретных вещах.

 Давайте поговорим как юристы. Как это понимать: «языковые формы высказываний допускают их негативную оценку, с достаточной степенью определенности констатируют факт наличия в действиях истца действий направленных и связанных с нарушением закона, при прочтении которых складывается определенное негативное мнение»…Остановимся на минутку.

   Вопрос 1. Кто определял и кто вообще может определить, достаточная ли степень определенности в действиях (наверное, точнее сказать в высказываниях) журналиста или недостаточная ? Это вопрос к специалистам-лингвистам, к экспертам, это вопрос оценки. Уж во всяком случае, познаний в  части стилистики русского языка у журналиста В.Коренева, мягко говоря, побольше, чем у судьи И.Малиновской.

   Далее читаем « …При прочтении которых складывается негативное мнение…»

   У кого складывается мнение? У судьи И.Малиновской или у Кумара Сингха, или у еще кого-то? (Как раньше говорили в КПСС: «Есть мнение  выдвинуть…»). И на основании того, что «складывается мнение», на ощущениях судья выносит свое решение? Это что, и есть доказательство по делу – произвольное мнение, не основанное на Законе?

   Смоленские и российские судьи, уходя от конкретных объяснений в подобных ситуациях, обычно уходят в глухую защиту и отвечают: «Это моя оценка, это право суда, это внутреннее убеждение судьи согласно ГПК РФ, судейское усмотрение и т.п.»  Но чего стоят подобные аргументы, если говорить не вообще, а посмотреть на конкретику реальных судебных дел? Мы далеко зайдем с таким судейским усмотрением.

   Вопрос 2 в развитие первого.

   Вдумаемся в такую фразу суда: «языковые формы статьи допускают их негативную оценку». Допускают или все же означают? Почувствуйте разницу! Конечно, Малиновская не эксперт, и твердо утверждать «ОЗНАЧАЮТ» (тем более в данной ситуации) она не может, это было бы слишком. Но строить судебное решение на понятии «допускает» - абсолютно неправомерно. Синонимом глагола «допускает» является наречие «возможно», и на такой вероятностной оценке привлекать журналиста к ответственности? Да… Тогда уж запишите в Закон, что «если языковые формы допускают их негативную оценку, или вероятность того, что оценка будет воспринята хоть одним человеком негативно,  больше 50% (или 70%, или 90%), тогда ответственность наступает». Проценты определит сам судья.

   Дело в том, что все люди разные, и если у одного это ассоциируется с негативной оценкой, то у другого – нет.  А Закон один для всех.

   Вопрос 3. Разве журналист, высказывая свое оценочное мнение,  должен предвидеть, что у кого-то его статья вызывает негативную оценку? Суд, кстати, признает в своем решении, что фраза журналиста: «напрашивается однозначный вывод, что привлеченный на выручку смоленских льготников Кумар Сингх осуществляет отпуск лекарств по более высоким ценам, чем ОАО «Смоленск-Фармация». Какой с него спрос, если программа помощи льготникам в области рухнет?», является оценочным суждением. Журналист  не только имеет право на оценочные суждения, это его профессиональная обязанность, смысл его работы.

   Согласен с тем, что мнение В.Коренева не добавляет авторитета г-ну Сингху. А что насчет  возможного «негативного восприятия» о Сингхе и насколько оно негативное - это вопрос оценки каждого отдельного человека, его морально-нравственной позиции.  Читатели знают, что многие статьи Владимира Коренева вызывают негативную оценку действий тех или иных должностных лиц, включая губернатора и председателя областного суда. И что дальше, журналист должен прекратить публиковать такие материалы? Смысл работы журналиста в том и состоит, чтобы поднимать общественно значимые вопросы и общественную дискуссию вокруг них. Если, конечно, это серьезный и независимый журналист, а не прихлебай при  власти, оказывающий ей услуги и зависимый от нее.

 Вопрос 4. Чем конкретно задета репутация г-на   Сингха?

   Вот та часть текста, в которой упоминается имя этого  высокоценящего себя господина: «Очень многие смоляне недоумевают и возмущаются, что осуществление крупного госзаказа, от которого зависит социальная обстановка в регионе, доверено фирме, которой фактически управляет уроженец другой страны – индус Кумар Сингх» ?

  Смоляне действительно в своих письмах в редакцию журнала возмущаются всем спектром проблем лекарственного обеспечения. Журналист резонно транслирует их обеспокоенность на предмет возможных злоупотреблений в такой криминализированной и в то же время чрезвычайно важной сфере, как торговля лекарствами. То, что Сингх - индус по происхождению, это факт, и автор никоим образом его этим не унижает. Так в чем здесь состоит порочащая Сингха информация?

   Возвращаюсь к обсуждаемой части текста журнальной статьи и одновременно резолютивной части судебного решения. «Фармацевтический рынок весьма привлекателен для всякого рода проходимцев, расхитителей бюджетных средств. Здесь очень много лазеек бесконтрольности и сокрытий. И очень многие смоляне недоумевают и возмущаются, что осуществление крупного государственного заказа, от которого зависит социальная обстановка в регионе, доверено фирме, которой фактически управляет уроженец другой страны – индус Кумар Сингх?» 

   Суд сказал в своем решении: «опровергнуть указанные сведения». А что опровергнуть и как опровергнуть? Напомню, что в п.17 вышеупомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ N3 говорится: «При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены…». Может быть, судья И.Малиновская предложит текст опровержения, в соответствии с указаниями Пленума Верховного Суда РФ? Во всяком случае, я со своими познаниями в русском языке сделать этого не смогу при всем желании.

    То, что фармацевтический рынок России в части лекарственного обеспечения населения криминализирован – общеизвестно, на эту тему есть масса обвинительных приговоров, есть высказывания Президента и премьера РФ. Общество обеспокоено этим.

    Так в чем претензии к Кореневу? Что он всего лишь пересказывает сомнения читателей относительно  г-на Сингха и его благородной деятельности?

   Вообще судебные иски против журналистов в России – явление привычное. Журналист, высказывая оценочное мнение по острому вопросу,  неизбежно задевает чьи-то интересы,  однако само по себе это еще не является основанием для того, чтобы привлекать его к ответственности  «О защите чести и достоинства и деловой репутации» заинтересованных лиц и уж тем более удовлетворять требования этих самых лиц.

   Дела о защите чести, достоинства и деловой репутации – сложные, оценочные, но всему есть предел. И не случайно, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) буквально завален жалобами российских граждан, в числе которых очень много журналистов.

  Так создается репутация нашей страны. Это, действительно, негативная и долговременная репутация России со стороны европейского сообщества, а не та, что всего лишь «допускает негативную оценку с достаточной степенью определенности».

Михаил Шаповалов.
 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.