Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 05 (153) МАЙ 2013 г. НЕСЧАСТНЫЙ ГОРОД

НЕСЧАСТНЫЙ ГОРОД

Смоленск литературный

Анастасия ТРИФОНОВА

СКАЗКА ПЕРВАЯ. ВЕСЕННЯЯ

В некотором царстве, в некотором государстве, в городе маленьком, тихом, холмами прикрытом, весна выдалась на редкость суровая. Долго снег не прохаживался по центру да пригороду, зима помалкивала, не бушевала, а потом тучи как прорвало. Что ни неделя, то снежное испытание — великими трудами рабочих на великой снегоуборочной технике рыхлый слой белого месива смещался на обочины дорог, чтобы движение в городке не останавливалось ни на минуту, чтобы пешеходы могли хоть на работу, хоть в магазин добраться. И вроде бы весна — время возрождения и обновления заснувшей на зиму природы, а для крупных населенных пунктов — пора появления из-под снежного покрова дорог прямохожих и прямоезжих, но в нашем городке март стал четвертым зимним месяцем.

Несчастный городВся весна теперь вынуждена была уложиться в апрель и май. А снег на обочинах все лежал. Дорого его вывозить оказалось, невыгодно и бессмысленно — вот же оно, апрельское солнце, само все и растопит, а потом и вовсе вытопит. К чему лишняя суета и траты? Главное, погромче сказать, что именно так поступить - правильно. Народ и поверит. Он вообще всему верит, доверчивый такой, без критического мышления. Наивный.

Половину апреля жители городка месили сапогами и ботинками коричневую кашу, шлепали по лужам, перепрыгивали настоящие озера, разлившиеся на тротуарах. Во дворы и вовсе страшно заходить было. Что ни двор, то море. При таком положении вещей совсем бы из дому не выходить. Но дела есть, работать надо, да и есть хочется. Вот и выходили, бросались в плавание. Даже центральная городская часть превратилась в одну большую лужу, в которой и Главный дом отражался, и снежные нагромождения.

Обувь, конечно, не выдерживала, пропитывалась водой, покрывалась белым налетом, высыхая, растрескивалась и умирала. Зато городским обувщикам какая прибыль. Люди тоже не выдерживали сырости — простужались, кашляли, чихали. Не проходят бесследно промоченные ноги. Да и упасть на подтаявших сугробах легче легкого. Лекарям-аптекарям все это, опять же, доход. А кто ж о самих людях-то задумается, о жителях-тужителях? Назначен там был кто-то, чтобы думать. Только зачем? И без того приходно-расходных забот хватает.

Так город и переживал весну: лужи стояли, разливались, жители по делам бежали, автомобили мчались, обдавая обочины вместе с тротуарами талой водицей, смешанной с песочком и прочей грязью. Случайные туристы и странники, заглядывавшие в тот городок, дивились, отчего это люди здесь никогда друг другу не улыбаются, злятся только, и никому не верят. И правда — отчего?

СКАЗКА ВТОРАЯ. ЮБИЛЕЙНАЯ

В том же царстве-государстве, в том же приграничном городке, укрывшемся за холмами и лесами, случилась однажды круглая дата. Настолько круглая, что всякий каравай позавидует. И решено было под тот каравай праздник закатить, какого раньше не случалось. Планы наполеоновские вселяли надежду, что проходить юбилею в чистоте, в красоте, с новыми строениями, с культурными обновлениями и с концертными выступлениями. На зависть всем предыдущим, неюбилейным дням рождения города.

Жители радовались грядущим изменениям в лучшую сторону, чуда ждали, городом своим гордились. Еще бы не гордиться, если тысячелетней историей город богат, воинской славой овеян, героем зовется, в интернетах на вершинах всяческих рейтингов стоит. Но время шло, а караваем тут и не пахло. Зато пахло жареным.

Началось все с того, что главная улица, которая насквозь пронизывала город и гостей встречала, приняла удручающий вид. Не внезапно, конечно. Ничто внезапно не случается. Исторические здания ветшали, хотя и таблички на них имелись, что дома эти архитектурными памятниками являются и охране подлежат. Только от времени постройки до нынешнего дня много ли сохранишь, если только смотреть на них. Сила взгляда тут бессильна. Фасады трескались, крошились, от сырости плесенью покрывались. Хорошо хоть на людей сыпаться не начали. Расцветала обещанная юбилейная красота, что и говорить. Даже подсветка отдельных зданий общее состояние улицы спасти была не в силах.

Некоторые здания, правда, лесами обрастали и даже зеленой сеткой покрывались. Но обещанного обновления под сеткой не бывало. Хотя ветхость она маскирует отменно, признать надо. И надежду вселяет, что, если не к юбилейной дате, то хоть когда-нибудь засверкают исторические фасады первозданной новизной. Но не все было плохо. Были построены новые объекты: культурный центр, новое жилище для старых документов, столб верстовой и прочие достопримечательности. Все это тоже давало повод надеяться, что прогремит обещанный юбилей по всем обещанным пунктам.

Но греметь все начало досрочно, по иному поводу и довольно-таки внушительно — на все царство-государство. Маленький город надвое делила река. И чтобы эстетики этому делению придать, решено было набережную соорудить и к юбилею приурочить. Сказано — сделано, но не совсем. Старую набережную разворотили, а вот новая так и не появилась: то одно не так, то другое, то некому работать, но не на что, то один отказался работать, то другой не взялся. Даже чины высокие из столицы на эту работу смотреть приезжали, лютовали, грозились. Да только воз, точнее набережная, и ныне там. Пока что не уплыла. И каждый раз проезжая по мосту над печальной растерзанной набережной, по главной ветшающей улице, качают местные жители головами. И ни во что не верят. Даже в юбилей.

Все меньше и меньше дней остается, чтобы успеть собрать из рассыпавшегося городского паззла единую картину. За временем горожане следят по огромным часам, которые обратный отсчет до юбилейных торжеств ведут. Часы, конечно, нужны, это даже не обсуждается. Время же — деньги. Без времени не наступит ничего. И праздник не совершится.

СКАЗКА ТРЕТЬЯ. ДОРОЖНАЯ

Прошла в маленьком городе зима, весна кое-как с остатками снежной стихии справилась. Вздохнули было жители спокойно. Да раз уж не везет, то не везет во всем. Со снегом вместе неожиданно растаяли городские улицы. Да так растаяли, что ни проехать транспортным средствам, ни объехать. Только вплавь переплывать или с разгона перепрыгивать.

Народ недовольство свое выражать стал - дорого, мол, транспорт изо дня в день ремонтировать. Авитаминоз сказался, наверное, раз все такими раздражительными стали. Все больше недовольных в интернетах было. Есть там, где развернуться безнаказанно, мысли свои мятежные выложить, союзников остроязыких отыскать.

И вот настал день, когда решено было составить список улиц, на которых от дорог одни ямы остались, чтобы Великий ремонт затеять. Собрались городские головы на совет, журналистов позвали, чтоб знал народ о трудах и заботах, и стали перечень нуждающихся в ремонте дорог составлять. Сначала специалисты-дорожники высказались, основу списка заложили, потом головы список дополнили теми дорогами, по которым ездить им стало неудобно, а там и всем присутствующим предложили к списку руку приложить. Пожелания высказать, наблюдениями своими поделиться.

Посыпались названия улиц одно за другим. Только записывать успевай. Список рос как на дрожжах. Оказалось, в самых разных уголках города свои дорожные проблемы есть: где ямы, где просевший асфальт, где еще что. Про дворы даже речи не шло, потому как в каждый не заглянешь, всем не поможешь. Тут уж как-нибудь потом. Записать-то записали. Теперь и за дело надо бы. Да только латать — не строить. Даже если яму присыпать, она все равно ямой останется.

Со строительством дорог как-то не заладилось. Должны были тут одну ремонтировать, но то ли не на что оказалось, то ли крайнего не нашли, а ямы и ныне там. Опыт печальный вышел, вместо дороги. Даже до суда дошло.

А жителям и смешно, и грустно. Ездить невозможно, ходить мокро, жить страшно, а до жути интересно, чем все это дело кончится. Тут ведь даже сериалы никакие не нужны, когда жизнь кругом такая: хочешь, за дорогами наблюдай, хочешь, за юбилеями, хочешь, за бьющими из-под земли в самых неожиданных местах потоками воды. Что ни день, то история. А хочешь, голосуй в интернете за то, что твой город самый лучший.

Он ведь и правда лучший, история-то какая у него боевая — повод для гордости. Только вот судьба тяжелая. Исстари город из рук в руки переходил, делили его, да никак поделить не могли. И по сей день так. А жителям только сказки слушать и остается, раз вокруг сказкой не пахнет.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER
  • диагностические карты ссылка

    осагокаско.рус


© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.