Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 05 (153) МАЙ 2013 г. ДИЗАЙН И ЖИВОПИСЬ В ОДНОМ АРАЙСЕ

ДИЗАЙН И ЖИВОПИСЬ В ОДНОМ АРАЙСЕ

Смоленск выставочный

Владимир КЛОЧКОВ

В этот раз афиша у Дома художника в Смоленске сообщала, что здесь проходит выставка живописных и графических работ Светослава Арайса.

Побывав на выставке, шел я домой в приподнятом настроении, а в душе все звучали и звучали есенинские строки:

«Несказанное, синее, нежное,

Тих мой край после бурь,

после гроз.

И душа моя – поле безбрежное

Дышит запахом меда и роз».

Как же созвучны эти чудные строки размещенным на выставке живописным и графическим произведениям! Покой и умиротворение исходят от каждой картины. Будь то залитое солнцем широкое поле в сенокосную пору со стадом коров («Буренки»), или залитая дождем Б.Советская в Смоленске. Все русское, родное, узнаваемое, до боли знакомое. Никаких украшательств, никаких изысков. Все предельно реалистично, даже как-то слишком вроде бы обыденно. Но почему же так хватает за сердце, проникает в душу? Ответ может быть только один: потому что кистью художника водят его душа и сердце. Только так возникает эмоциональный контакт между творцом и зрителем. Как и между творцом и зрителем. Как и между поэтом и читателем.

«И откуда берется такое,

Что на ветках мерцает роса,

И над родиной, полной покоя,

Так светлы по ночам небеса».

Это уже Николай Рубцов «иллюстрирует» живопись Светослава Арайса. Приятно, что не один я почувствовал поэтичность творчества Светослава. Народный художник России Вячеслав Самарин высказался с категоричной точностью:

- Вот бывает реализм социалистический, романтический. А у Славы произведения поэтического реализма. У него картины, как стихи настоящие. Причем написаны не для показухи, не затем, чтобы понравиться публике. Никакой косметики, просто удивительно. Этакая первобытная трогательность. Я вот в своих картинах иногда «фанфары» запускаю, мне это надо. А тут деревянные дудочки звучат, свирельки. Нежно звучат, негромко, доверительно. Снегири поют такими голосами.

Разнообразны тематика и жанры выставленных произведений. Есть здесь городской и деревенский пейзаж, натюрморт, портрет. Любовью и теплотой проникнуты картины домашнего интерьера с женской фигурой, в которой явно угадывается жена художника («Пасьянс», «Рукодельница»). Притягивает к себе обаянием и интеллектом портрет очкарика-печника в картине «Коля-печник». Сколько их сейчас на Руси, славных гуманитариев и инженеров, вынужденных зарабатывать на хлеб насущный кладкой печей и каминов новым «хозяевам» жизни.

Подтрунивать над собой – привилегия сильных духом людей. У Арайса с этим делом все в порядке, если создал он и выставил на обозрение квартет ироничных автопортретов («Дядька в кепке», «Спросонья» и т.д.). Восхищение вызывает и мастерство художника, способного цветными мелками – пастель – так изобразить воду, что она, кажется, вот-вот хлынет с картины на пол выставочного зала («Мокрый асфальт»).

С художником этим знакомы мы давно. Давно на «ты». Поэтому и разговор у нас доверительный.

- Откуда у тебя, Слава, фамилия такая необычная – Арайс?

- Что же здесь такого необычного? Она созвучна древнему русскому слову оратай, то есть пахарь. А в латышской транскрипции получилось «арайс». У отца моего корни латышские. А живем мы давно в России. Здесь я родился, здесь мой дом и все родные мои, и друзья.

- Так что фамилию надо оправдывать, пахать и пахать, оратай-арайс?

- Это я по мере сил и стараюсь делать.

- А с красками давно подружился?

- Еще пацаненком. Помню бабушка с базара краски акварельные как-то принесла, в квадратиках таких. А кисточку пожалела купить, или денег не хватило. Взял я перо гусиное и давай им на листе бумаги море рисовать. Очень мне море всегда нравилось. Я даже в мореходку позже хотел поступить. Но на том первом рисунке и море не здорово получилось и в мореходку я не поступил. Пришлось (смеется) стать художником.

Рисовал Арайс всегда. И когда в школе учился, и когда в смоленском Дворце пионеров стал заниматься... в судомодельном кружке. Море-то ой как тянуло. Но провидение все-таки сильней оказалось, и очутился вскоре Слава этажом выше – в студии изобразительного искусства. «Там я сразу и осел. Было это где-то в четвертом классе. Преподавателем у нас был тогда Анатолий Григорьевич Терещенко. Симпатичный такой, артистичный, чем-то на Шаляпина похож. Вот он и увлек меня серьезно живописью. Там познакомился с мальчишками, которые нынче уже стали крепкими профессионалами – Дроздов, Машков, Солдатенков. Учил нас живописи в студии и Валерий Олешковский. При нем по-настоящему творческая атмосфера была, какая-то азартная, приподнятая. И вообще изостудия во Дворце была для нас, как дом родной. Потом уже окончил я в Минске театрально-художественный институт, отделение дизайна».

Сейчас доцент кафедры дизайна Смоленского государственного университета Арайс сам обучает студентов. На занятиях он стремится оградить ребят от формализма, хотя язык пятен, линий, материала не связан с изобразительной стороной, а существует сам по себе. Собрать все эти изобразительные средства в интересную композицию, гармоничную, радующую глаз – вот в чем творческая задача дизайнера. Вот чему Светослав Арайс учит студентов. «Я их к истокам нашего русского национального творчества поворачиваю. От западных затасканных стереотипов к подлинному искусству, к красоте мира».

А вот мнение коллеги – заместителя председателя смоленской организации Союза художников, профессора СмолГУ, скульптора Валерия Гращенкова:

- Я думаю, что преподавание – это немного вторично по отношению к нашей профессии. Художник – это прежде всего художник. Арайс – он прежде всего живописец. Хотя он, кроме всего, еще и хороший дизайнер – член Союза дизайнеров. Но в последнее время живопись его год от года набирает силу. Сейчас он уверенно работает такими сочными красками, активными цветовыми отношениями. Он чутко чувствует природу. В картинах его можно увидеть какие-то необыкновенные колыхания трав. Буквально чувствуешь воздух, который в этом пространстве находится. Картины его всегда активные по цвету. И вообще цветовая тональность Смоленщины хорошо ему удается в пейзажах. Он увидел красоту, влюбился и поделился со зрителем своими чувствами. Это очень ценное качество. И я очень рад за Славу, что эта его выставка состоялась. Здесь не показаны его дизайнерские работы, но значит ему живопись важнее сейчас было показать. Автор имеет на этот выбор полное право.

- А как ты, Светослав Олегович, умудряешься так лихо переходить от дизайна, от оформительского творчества непосредственно к живописи, в самом чистом ее виде? – продолжаю разговор с художником.

- Для меня дизайн и живопись настолько тесно и органично связаны, что ни о каком переходе из одного в другое говорить не приходится. На дизайнерском отделении института нас и формировали как художников. Школа там была прекрасная просто. Поэтому трудно разделить мой живописный опыт и дизайнерский. Но конечно вот это композиционное творчество сильно повлияло на организацию и ощущение изобразительной поверхности холста.

- То есть здесь живопись и дизайн находятся в полном согласии и в естественной гармонии, так?

- Совершенно верно. Это одна и та же сущность. Но, если надо, я очень резко могу сменить язык. К примеру, когда речь зайдет о плакате, я меняю живописный язык и делаю все в совершенно другой стилистике. Хотя чувство цвета, ощущение гармонии, степень активности – это все присутствует и тут и там.

В разговоре с дизайнером трудно было не коснуться недавнего и нынешнего облика нашего родного города.

- Что было положительного в прошлом Смоленска? – размышляет Арайс. – Чтобы повесить любую вывеску, нужно было получить на это разрешение в архитектуре, пройти художественный совет, который или принимал эскиз, или отвергал его. Очень много тогда проводилось целенаправленных мероприятий по благоустройству. Вот, к примеру, Виталий Александрович Трубаев, который со мной работает на кафедре дизайна, он проектировал обустройство Лопатинского сада – фонари, скамейки, этот живописный мостик горбатый через пруд. То есть благоустройством власти занимались, деньги на это выделялись, хорошие специалисты были привлечены. Оттого и город наш древний имел приятный облик.

- Да, приезжие восхищались Смоленском – зеленым, ухоженным, опрятным. И что только сотворилось с городом за годы дикого капитализма! Таким замызганным, осиротевшим, раздолбанным я его никогда не видел. И все это на фоне аляпистой, кричащей надрывно рекламы.

- ... Которую никто не контролирует. Вакханалия какая-то, полное безобразие. Потом практика устройства этих магазинов на первых этажах – три окна и дверь. Они создают такую нелепую пестроту, что говорить о каких-то ансамблях архитектурных просто невозможно. Вот каждый покупает угол и красит его кому во что заблагорассудится. Все строительство ведется достаточно хаотично. Строят дом, не глядя абсолютно на то, что рядом находится, сочетается это или нет.

- Яркий тому пример – 15-этажный «пенал», практически «задавивший» педколледж и вот уже 4 года стройкой своей перекрывающий ул. Раевского. Где это видано, чтобы в центре города ради застройщика перекрывалось движение на целой улице на целых четыре года? Причем с нарушением всех градостроительных норм. Может быть, смоляне так остро нуждаются еще в одном торгово-ресторанном комплексе? Что тут добавить? Стройке этой и конца не видно. А сколько зелени уничтожается в городе, ради того только, чтобы очередной торговый центр построить.

- Вот недавно на Блонье спилили огромные деревья. И по срезу видно, что они абсолютно чистые. Им бы расти и расти. Но так варварски выпиливать великолепные стволы, которые набирали силу не один десяток лет – это только безумцы могут.

- Любовь к природе, ко всему живому, деревенскому быту явно проступает в твоих картинах. Но ты ведь, Слава, городской житель.

- Люблю деревню, часто там бываю. Там свободы больше, простора. А в городе суета, народу много. Попробуй в городе встань с этюдником, попиши. Тотчас толпа вокруг собирается...

...Много добрых слов высказывают автору выставки посетители. Мне же хочется закончить этот очерк словами заслуженного художника России и прекрасной души человека Нины Ипполитовны Агеевой: «Его деревенские пейзажи, домашние интерьеры просто душу греют русскому человеку. Он видит необыкновенное в обыкновенном. Очень нужны такие теплые вещи, чтобы человек оглянулся и увидел, как прекрасен мир вокруг нас»...

Досье. Светослав Олегович Арайс, доцент кафедры дизайна Смоленского государственного университета, участник и дипломант многих всероссийских и международных выставок, член Союза художников и Союза дизайнеров. Дизайнер, график, живописец.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.