Журнал Смоленск

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная 2013 № 01 (149) ЯНВАРЬ 2013 г. Новый год на двоих

Новый год на двоих

Смоленск литературный

Пётр ПРИВАЛОВ

В июне 1978 года, между первым и вторым «госом», у нас с женой родилась дочка. Мы учились в одной группе, нам сочувствовали сокурсники и преподаватели. Но распределение никто не отменял – и нам нашли единственную школу, где значилась «квартира в учительском доме» и требовались два преподавателя русского и литературы.

На карте области наша восьмилетка выглядела вполне прилично. «Посмотрите, - говорили мне на распределении, - рядом шоссе, ходит автобус. Можно спокойно добраться до Смоленска». Но, как говорится, гладко было на бумаге. До «варшавки» оказалось пять километров по грунтовке – пешком или на тракторе (если повезёт). И до Смоленска добираться не так уж «спокойно» – 140 километров, с пересадкой в Рославле.

Мы с женой заехали в деревню с трёхмесячным ребёнком. Наполучали кучу «часов». Но девочку элементарно было не с кем оставить, и, честно сказать, не до работы было. После первой четверти жена с дочуркой уехали к родителям (тогда можно было аж до трёх лет сидеть «по уходу» и получать зарплату, и никакое распределение тут не играло). А я остался один... Скажем так, один на один с зимой, с печкой, с сырыми дровами, с колодцем, который замерзал по утрам. В казённое ведро на длинной цепи клал я свой «специальный» булыжник, отпускал ворот – трах-тарарх, бум! И получите ведро воды – действительно, ледяной.

Все пять лет моего сельского учительства как-то странно получалось, что летом было жарко, а зимой холодно и снежно. Снег наваливал под самые окна. Однажды меня даже откапывали ученики: завалило дверь, и я опоздал на урок. Единственный раз.

На Новый год приехала жена. Мы отпраздновали школьную Ёлку; после в интернатской столовой отгуляли с педколлективом, получили от подобревшего директора «за свой счёт» каникулы и побежали на «варшавку» к последнему автобусу. Именно побежали: мороз закрутил под сорок градусов. Жена по дороге поскользнулась, упала – и её прекрасная сумка из отечественного кожзаменителя разбилась на мелкие осколки, как хрустальная ваза. А мы даже не смогли подобрать содержимое – труднодоставшиеся импортные помады, и дорогой флакончик французских духов, и тушь, и проч. Мы спасались. И всё-таки обморозились, пока добрались до Смоленска...

За пять лет много всякого случалось. После первого года почти всё время мы жили семьёй. И дочку привезли, когда подросла. И был один Новый год, который мы встретили как раз вдвоём с дочкой. Это запомнилось.

Перелистывая записи тех лет и стихи, которыми «баловался» ещё с института, не перестаю жалеть и удивляться, как мало тогда написал. Но это немногое тем более дорого мне.

* * *

Чудо, какой игрушечный снег –

Крупный, как из мультфильмов.

И я – игрушечный человек

Из конфетти и ванили.

 

Дни мои – белых хлопьев бег –

Легко пролетают мимо.

Пишет стихи смешной человек

Из папиросного дыма.

* * *

В белых снегах ночей,

В позавчерашних сугробах,

Опустошенный, ничей,

Слов подобрать не пробую.

 

Темная ночь от снегов

Стала, смирившись, серою –

Стою, ничего не делаю

В безмолвии бывших лугов.

 

Только стучит в мозгу:

«Станешь частичкой тополя...»

И ничего не могу

Тут изменить – не пробую.

 

Кто подает мне весть,

Истину шепчет простую?

Звуков не существует –

Всё остальное есть.

* * *

Секунда – лёгкая снежинка.

Без тяжких дум, как в белом сне,

Иду, и черные ботинки

Пушистый вдавливают снег.

 

В глаза, подставленные небу,

Ласкается поток секунд,

Отпущенных для тех, кто не был

Необходим кому-нибудь.

 

И пусть, исполненный сомнений,

Не состоюсь в твоей судьбе,

Как хорошо, что медлен бег

Пушистых жизненных мгновений.

 

На соревнования в райцентр

А может, не придет он просто,

Автобус, и не стоит ждать.

Мальчишки, голый перекресток –

За них бы книжки почитать.

 

Но я учитель. И в сторонке

Мне снег иной слепит глаза:

Библиотека, остановка,

Обложка в черных парусах.

 

Как им, мне стукнуло двенадцать...

Застыли стрелки на часах.

Устали бегать и смеяться,

Все реже, тише голоса.

 

И среди дюжины Калигул

Вдруг узнаю на пол-лица

Глаза, где белый снег каникул

И время, время без конца.

* * *

Зима. Колючий снег метелей,

На белом серые дома.

И тишина, и запах ели,

Огонь трещит в печи – зима.

 

Зима. Не нужно торопиться.

Где были тропки - целина.

И долгой ночью мне не спится:

Гудит за окнами зима.

 

Гудит... В трубу забравшись, ветер

Остывшей вьюшкой дребезжит.

А время между тем бежит

И изменяет все на свете.

 

Добавить комментарий

В комментариях категорически запрещено:
1. Оскорблять чужое достоинство
2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь
3. Обсуждать личности, личные обстоятельства, интеллектуальный, культурный, образовательный и профессиональный уровень
4. Употреблять ненормативную лексику, проще говоря мат
5. Публиковать объявления рекламного характера в том числе и рекламирующие другой сайт
6. Публиковать комментарии бессодержательного характера, т.н. "флуд"
7. Размещать комментарий содержащий только один или несколько смайлов
За нарушение правил следует удаление комментария или бан (зависит от нарушения)!!!


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Чтобы сообщить об ошибках в тексте на нашем сайте, нужно выделить текст и нажать SHIFT+ENTER

© 2017 Журнал Смоленск. Все права защищены.
Журнал Смоленск — независимое издание.