Главная | Новости | О журнале | Реклама | Для авторов | Пишите нам

  Скандалы  
   

Владимир КОРЕНЕВ

 

Близорукость,
или О том, почему проверяющие не заметили миллионы

 

При оценке различных фактов, событий или поступков людей часто встречается такой подход, что в одну «корзину» складывают все «яйца». Это чревато необъективностью и ошибками, которые могут иметь далеко идущие последствия. Вот почему очень важно, на мой взгляд, руководствоваться принципом «Мухи – к мухам, котлеты – к котлетам».
Как, скажите, я должен был бы относиться к фирме, которой в свое время оказывал содействие бывший губернатор Виктор Маслов? Посвященные в историю с пропажей тиража журнала и рейдерским захватом редакции читатели однозначно могли бы сказать, что при удобном случае потерпевший от чиновничьего произвола журналист должен был бы активно поучаствовать в забивании гвоздей в «крышку гроба» такой фирмы.
Но я в этой статье буду защищать Виктора Юшкова, в недавнем прошлом советника губернатора В.Н. Маслова, о котором доводилось слышать и читать немало так называемого компромата. Не берусь судить и, честно говоря, не хочу вникать в историю «битвы за сырки» - с вооруженным захватом Красноборского сыркомбината, а затем таинственной пропажей новоявленного директора, несколькими судебными решениями, так и не приблизившими противоборствующие строны к разрешению конфликта. Если уж суды не смогли разобраться, то журналисту без полного досье и помощи юристов браться за расследование этой ситуации, как мне представляется, бесперспективно. Да и сегодня главное в другом – как выигравший судебные тяжбы Виктор Юшков ведет бизнес, какие блага получают работающие на него люди для себя и своих семей, что приобретают страна в целом и ее граждане, нуждающиеся в продуктах питания. Вот по этим вопросам читатели вполне могут положиться на журналиста, если, конечно, доверяют ему и верят в его честность и объективность.
Когда от «Юстаса» я получил пресс-релиз уполномоченной службы УФСБ по Смоленской области и фотографии по проверке ООО «Агрис», то сразу же возникло сомнение в достоверности информации о якобы приписках при строительстве животноводческих ферм на сумму более 700 млн. рублей.
На этом моменте стоит заострить внимание читателей. Хотел бы спросить, а в какие времена человек, воспитанный в советское время и никогда не являвшийся дисседентом (наоборот, заведующий отделом пропаганды и культуры областной молодежной газеты), сомневался в информации спецслужб? Даже исторический опыт 1937 года не поколебал убеждений советских людей, что информация службы безопасности – истина в последней инстанции.
Но раз я не поверил пресс-релизу, это о многом говорит. Прежде всего о том, что уважаемое ведомство, располагающееся за парадным крыльцом известной в Смоленске девятиэтажки, растеряло былой авторитет. Виной тому – ставшие достоянием гласности шумные дела (кстати, до сих пор не получившие независимой юридической оценки) по пропаже денежных средств от продажи конфискованного спирта и по операциям с цветными металлами, к которым были причастны некоторые высокопоставленные офицеры УФСБ, а также громкие коррупционные скандалы в «команде» губернатора В.Н. Маслова – бывшего начальника Смоленского управления федеральной службы безопасности.
Другой вопрос – а почему это вдруг, да сразу у журналиста возникли сомнения в достоверности информации? Опять-таки «виной» моя биография: после «молодежки» довелось многие годы готовить сельскохозяйственные передачи на областном радио, 8 лет работать в системе агропрома области. В каждом из 456 колхозов и совхозов Смоленщины побывал, как минимум, по 2 раза – в свое время «заразился» азартом непременно посетить каждое хозяйство. Так что по «картинкам» увидел совершенно противоположное тому, что рассчитывали доказать с помощью фотографий участники проверки в ООО «Агрис».
Наконец, зачем это спецслужбе понадобилось направлять в СМИ информацию, требующую (по моим моментальным ощущениям) дополнительной проверки? И как это в «конторе», где работают следователи с юридическим образованием, на основе одного лишь заключения комиссии делается вывод о совершенном преступлении? Или в Смоленском УФСБ «засверкал» призрак некогда всесильных палачей из НКВД, считавших себя превыше суда? Последние вопросы для меня лично сделали явной догадку, что поступил заказ «мочить» Юшкова. Кто его дал, этот заказ, у меня тоже нет сомнений (правда, со страниц журнала я своим предположением по понятным причинам делиться не могу). Несколько забегая вперед, отмечу, что в беседе со смоленскими журналистами Виктор Юшков высказал очень близкое к моему мнение, что его проблемы – в создании слишком успешного предприятия. А это порождает зависть и желание отобрать бизнес или, на крайний случай, любыми средствами помешать его дальнейшему развитию.
И еще два момента, касающиеся проверки, заслуживают внимания. Смоленск – город маленький, и среди членов комиссии оказалось несколько знакомых. Один из них сразу же намекнул, что это была заказная проверка, а другой «встал в позу» и сказал, что при желании еще более крупную сумму насчитал бы... В любом случае, за считанные часы проверки вывести приписки на конкретную сумму в принципе невозможно. Недостатки, строительный брак, отступления от проекта установить можно, но чтобы обвинять в преступлении, всего этого явно недостаточно. Да и о каких приписках вообще может идти речь, если сама комиссия в выводах проверки подтвердила: объем строительно-монтажных работ по проверенным объектам составил 1 миллиард 36 миллионов 595 тысяч 740 рублей 86 копеек. Эта сумма почти совпадает с выделенными «Агрису» кредитными средствами. А если сюда добавить незамеченное проверяющими оборудование на сумму 70 миллионов рублей, то можно делать вывод: кредиты использованы по назначению и в полном объеме. Так о каких исчезнувших 700 миллионах речь?
Кстати, специальная комиссия ОАО «Россельхозбанк» проверила соответствие истинному положению дел выводов комиссии специалистов администрации области и правоохранительных органов по якобы отсутствию оборудования и завышению объемов и обнаружила то, что не захотели увидеть предыдущие «контролеры».
Что же касается впечатлений от посещения построенных животноводческих ферм, то такого размаха строительства мне ни разу не довелось видеть ни в одном колхозе или совхозе Смоленщины в советское время. Причем порадовало то, что в коровниках обеспечили комфортные условия для животных, а их внешний вид лучше любых цифр свидетельствовал о высоких надоях молока, отменном качестве продукции (судя по чистоте и упитанности коров, количеству и качеству корма, технологии дойки, навозоудаления, организации труда персонала).
Во время посещения Сычевки смоленские журналисты с большим интересом ознакомились с работой молочного комбината. Здесь также ощущался уже знакомый по животноводческому «цеху» курс на применение современных технологий, продуманный до мелочей рабочий ритм. Все это достигается упорным трудом и невозможно подготовить для «втирания очков» проверяющим или какой-нибудь делегации. Это – уровень профессионалов высшего класса.
Среди журналистов, которые пожелали лично проверить выводы комиссии, были люди разных возрастов и разного опыта. Но когда по итогам поездки мы обменивались впечатлениями, все, не сговариваясь, высказывали восторг объемом производства и энергией руководителя ООО «Агрис», взвалившего на свои плечи огромное хозяйство. Считаю, что таких созидателей нужно всячески поддерживать, а не искать у них какие-то смертные грехи, даже если те когда-то ходили в советниках у нежалуемых сегодня персон...
И все-таки мне не дает покоя вопрос, почему УФСБ направило в СМИ недостаточно проверенную информацию. Или это какая-то многоходовая комбинация, которую нам, простым смертным, не разгадать, или наследники чекистов решили несколько подпортить имидж владельца «Агриса» из-за бессилия в расследовании других дел? Скажем, в Промышленном райсуде рассматривалось несколько арбитражных дел по невозвращенным кредитам, где поручительницей, якобы, являлась дочь бывшего губернатора – акционер Смоленского сыродельного комбината. Но в делах она фигурирует под другой фамилией, хотя ко времени получения кредитов уже носила фамилию мужа. Отсюда вывод: человек не причастен к преступлениям, если таковые вообще имели место, кредиты выдавались в отсутствие поручителя и без предъявления паспорта. Стало быть, истцам (и тем, кто вел расследование) следует пенять на себя...
А что касается нападок на Юшкова, то если это не заказ (в чем я лично очень сомневаюсь), посоветовал бы организаторам направления пресс-релиза в СМИ все-таки в дальнейшем руководствоваться принципом: «Мухи – к мухам, котлеты – к котлетам». К этому пожеланию можно добавить призыв: «Вкусные красноборские сырки и сычевское молоко – на прилавки магазинов!».
P.S.: В качестве иллюстраций к этой статье, кроме моих снимков, использованы фотографии, сделанные в ходе проверки комиссией с участием правоохранительных органов. Глазок фотообъектива запечатлел, среди прочего, балки, складки, технику, коровник, шнеки, оборудование, которые почему-то, судя по акту, проверяющие не увидели...






 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

№12(112)На главную

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

© Журнал Смоленск, 2006-2015
Главный редактор: Коренев Владимир Евгеньевич
Адрес: 214000, г. Смоленск, ул.Глинки, д.7, к.17
Телефон/факс: (4812) 32-67-21