Главный редактор
Владимир Евгеньевич КОРЕНЕВ

 

Главная | Новости | О журнале | Реклама | Для авторов | Пишите нам
 

  Неизвестная война  
   

Игорь ЕЛИСТРАТОВ

 

ВОССТАНИЕ В БАДАБЕРЕ:
В ПОИСКАХ ИСТИНЫ

 

 

От редакции. Видимо, своеобразное повествование Игоря Елистратова вошло в ту фазу, когда вот эти вступления «от редакции», собственно, становятся излишними. Пружина предпринятого автором расследования разжимается, освобождается скрытая до поры до времени в материале внутренняя энергия невымышленного героизма, непоправимого трагизма, верности долгу и… неверности.
Мы можем сказать: на войне, как на войне – и этим ограничиться. Но в тех документах, тех свидетельствах, которые извлекает как бы из небытия автор, - узнаваемые черты, родимые пятна именно той войны - Афганской, стоящей особняком во всей нашей предыдущей военной истории. Скольких рассказов, а может, и повестей стоит один только «рапорт» о прочесывании кишлака Сараки-Мамаи группой лейтенанта Глузкера, который «растерялся и прекратил управлять». Помимо нашей воли включается воображение, наваливается отчаяние безнадежного последнего боя «забытых» в кишлаке «шурави» - по сути, мальчишек…

ЛАГЕРЬ «СВЯТОГО ХАЛЕДА ИБН ВАЛИДА»
Основным плацдармом для подготовки военных формирований афганской оппозиции стал Пакистан. Именно эта страна предоставила свою территорию для размещения штаб-квартир, военных баз, складов вооружения, учебных центров.
К концу 1990 года в Пакистане насчитывалось более 100 учебных центров, выпускники которых пополняли формирования моджахеддинов - «борцов за веру», ведущих джихад («священную войну») в Афганистане. Один из таких центров, принадлежащих Исламскому обществу Афганистана, лагерь «Святого Халеда ибн Валида», расположен юго-восточнее г. Пешавара, в районе населенного пункта Бадабера.
На территории учебного центра, кроме сооружений, используемых для ведения подготовки моджахедов и осуществления религиозных обрядов, расположены два здания тюрьмы (часть территории центра показана на схеме, составленной со слов освобожденных из плена афганцев). Камеры старой тюрьмы сооружены под землей и, по словам очевидцев, напоминают темницу средневековья. Новое здание сооружено после 1980 года, и в его строительстве принимали участие военнопленные как афганской, так и советской армии. Кроме того, советские пленные использовались на строительстве учебных зданий, в ремонте автотехники, рытье колодцев и других хозяйственных работах на территории учебного центра.
В одном из подземных помещений КПЗ содержались 40 афганских и 2 советских военнопленных. Другие советские пленные находились в отдельном помещении, недалеко от склада с оружием. До лагеря «Святого Халеда ибн Валида» советские военнопленные содержались в ущелье Панджшер. Все они были одеты в афганскую национальную одежду, имели бороды и длинные волосы. Заключенных, в том числе и советских (как мусульман, так и христиан), заставляли соблюдать ритуалы и обычаи ислама, включая чтение молитв. Общение афганцев с советскими пленными категорически запрещалось администрацией лагеря. По свидетельству очевидцев, за ведение разговоров с «шурави» (советскими) комендант лагеря Абдурахман жестоко избивал плетью. В присутствии охранников советские пленные общались между собой только на дари, называя друг друга афганскими именами. Эти имена были присвоены моджахедами всем советским пленным, и только одного из них называли не только афганским именем Юнус, но и родным - Виктор.

ВОССТАНИЕ
26 апреля 1985 г., в четверг, в канун 6-ой годовщины апрельской (саурской) революции в Афганистане во время совершения ритуального омовения - тахара к вечернему намазу «Салят аль-аср» (17-18 часов местного времени), советские военнопленные, обезоружив и связав охранявшего их моджахеда - Сайда Мохаммада и выпустив из казематов афганских товарищей, направились к складу вооружения, где нес охрану афганец, сочувствовавший кабульской власти.
Он пропустил «шурави» в склад, где они вооружились. В это время один из советских солдат по имени Мохаммад Ислам, оставленный для охраны Сайда Мохаммада, развязал его и вместе с ним направился к дежурному по учебному центру Хаист Голю сыну Абдул Гафура. Узнав о происходящем, Хаист Голь поднял тревогу в лагере и принял все возможные меры по недопущению побега советских солдат.
Осознав, что побег невозможен, восставшие приняли решение занять оборону на территории склада вооружения. Для этого они перенесли часть оружия на крышу. К этому времени склад был окружен моджахедами, которые начали атаку на позицию восставших. Первая атака была отбита с большими потерями для нападавших. После других атак, закончившихся с тем же результатом, советским солдатам был предъявлен ультиматум о добровольной сдаче, в случае принятия которого им гарантировалась жизнь. На это был выдвинут встречный ультиматум с требованием к руководству «Исламского общества Афганистана» (ИОА) и пакистанским официальным органам власти предоставить возможность связаться с советским или афганским посольством в Пакистане, угрожая при этом, в случае отказа, взорвать склад артвооружения.
В 21 час местного времени в лагерь прибыли Бурхануддин Раббани и начальник военного комитета Аюб. Они предложили советским военнослужащим сдаться и обещали сохранить им жизнь. Обороняющиеся отказались от сделанного предложения, продолжая настаивать на своих требованиях. После этого были предприняты новые попытки моджахедов уничтожить восставших, однако все они были безуспешными. Тогда, по просьбе Б.Раббани, на помощь моджахедам было брошено подразделение регулярной армии Пакистана. К складу вооружения было подтянуто несколько реактивных установок БМ-13 и минометы.
Утром 27 апреля сопротивление «шурави» усилилось. Несколько их афганских товарищей, освобожденных из тюрьмы, предприняли попытку прийти им на помощь. Однако были обнаружены моджахедами и уничтожены. Советские военнослужащие, используя благоприятное стратегическое положение, успешно отбивали атаки моджахедов ИОА.
После очередных переговоров, не желая раскрывать факт наличия на территории Пакистана советских военнопленных, Б. Раббани отдал приказ об уничтожении восставших.
Из документа КГБ СССР в отношении Бурхануддина Раббани:
«Принимал личное участие в уговорах советских военнопленных в «Бадабере» (Пакистан), в период их восстания, прекратить сопротивление. По его указанию были взорваны склады артвооружения и таким образом уничтожены восставшие».
Очередная, и последняя, атака началась в отсутствие высокопоставленных лиц пакистанских властей и администрации учебного центра. Руководил ею один из командиров учебного центра. Во время этой массированной атаки с использованием минометов и реактивных установок БМ-13 произошел взрыв склада.
Из донесения Центра аэрокосмической службы. 28 апреля 1985 г.
«Согласно данным аэрокосмической службы, в СЗПП Пакистана взрывом большой силы разрушен лагерь подготовки моджахедов Бадабера. Размер воронки на снимке, полученном со спутника связи, достигает 80 метров».
Из показаний «Зомира»:
«Душманы подтянули несколько реактивных установок БМ-13, и во время боя одна ракета попала в склад с боеприпасами, произошел мощный взрыв».
Из показаний Зиманутдина:
«Бандиты ... открыли огонь из минометов и безоткатных орудий».
В результате восстания советских военнослужащих формирование ИОА понесло значительные человеческие и материальные потери. Уничтожено около 25 автомашин с ракетами «Земля-Земля» и другими видами вооружения. Полностью уничтожен склад артвооружения.
Из показаний Хидоятулло сына Атамамада:
«...как погибли советские солдаты, для всех осталось загадкой, мы лишь увидели большой взрыв, после которого от этого запасного района ничего не осталось. Рядом находилось 26 наших человек, жили в казарме, и они тоже погибли, никого в живых не осталось. Может быть, пакистанцы стреляли в солдат, а попали в склад? Также могли ваши солдаты, опасаясь того, что их захватят американцы, подорвать себя».
СКОЛЬКО ИХ БЫЛО?
На основании показаний освобожденных из лагеря «Святого Халеда ибн Валида» (Бадабера) афганских военнопленных (офицера ВС РА Голь Мохаммада сына Тозголя, лейтенанта Царандоя Зимануддина сына Джелалуддина и других), представляется возможным обобщить разноречивые данные о советских пленных, находившихся там, и провести анализ списка военнослужащих, пропавших без вести в Афганистане, с целью установления подлинных имен участников восстания.
Из показаний Голь Мохаммада:
«Следует отметить, что упомянутые Виктор и Рустам находились вместе с афганцами, остальные 9 советских пленных жили в отдельном помещении недалеко от склада с оружием». 13.10.85.
«...в лагере «Бадабера» в подземных тюрьмах содержалось 11 советских военнослужащих, захваченных мятежниками на территории ДРА, и около 40 афганских». 22.10.87.
Из показаний «Зобета»:
«...в январе-феврале 1985 г., находясь в Пакистане, посетил так называемый лагерь «Святого Халеда ибн Валида», расположенный в населенном пункте Бадабера, где видел 9 советских военнослужащих, захваченных мятежниками». 9.09.85.
Очевидно, речь идет о тех военнослужащих, которые содержались в отдельном помещении около склада вооружения.
Из показаний «Зомира»:
«... видел 11 советских военнослужащих и 8 афганцев». 17.02.87.
Из передачи радиостанции Исламской партии Афганистана (ИПА):
«10 русских, находившихся в плену в Бадабере, захватили оружие полка, в том числе ракеты типа «Земля-Земля», и напали на моджахедов. Несколько человек погибло. Если вы захватите русских или представителей народной власти, будьте с ними предельно внимательны, не ослабляйте охрану». 28 апреля 1985 года.
По нашему мнению, здесь упоминаются те 10 человек, которые непосредственно приняли участие в восстании, за исключением одного - Мохаммада Ислама, предавшего своих товарищей и перешедшего на сторону моджахеддинов. Вместе с ним в сумме получается то число советских военнослужащих, о котором говорят в показаниях освобожденные из лагеря афганцы.
Из передачи радиостанции «Голос Америки»:
«На одной из баз афганских моджахедов в Северо-Западной пограничной провинции Пакистана в результате взрыва погибло 12 советских и 12 афганских военнопленных». 4 мая 1985 года.
Из показаний Зиманутдина:
«...находился до событий в Бадабере в течение четырех месяцев в лагере и видел там 12 советских военнослужащих».
В результате опроса свидетелей удалось установить 11 афганских имен, принадлежавших советским военнопленным. Вот имена, которые упоминались в показаниях:

1. Абдул Рахман 2. Фазл Худда 3. Ибрагим 4. Исламеддин 5. Юнус (он же Виктор) 6. Мохаммад Ислам 7. Рустам 8. Рахим Худда 9. Файзулла 10. Кант 11. Бергит.

КТО ЕСТЬ КТО ?
Абдул Рахман и Фазл Худда.
Абдул Рахман - европеец (возможно, русский), плотного телосложения, рост - высокий. Офицер. Захвачен в плен в 1980 году вместе с Фазл Худдой.
Фазл Худда - европеец (возможно, русский), среднего телосложения.
В 1980 году пропало без вести 5 офицеров:
Горбань Владимир Анатольевич – 7.06, в Бадахшане;
Евтухович Олег Александрович – 10.04, в Тахаре;
Журавлев Юрий Андреевич – 5.01, место не установлено;
Кашлаков Геннадий Анатольевич – 5.01, место не установлено;
Куницын Серафим Тихонович – 13.05, место не установлено.
В показаниях говорится о том, что Абдул Рахман и Фазл Худда пропали вместе – следовательно, в один день. Из перечисленных офицеров в один день пропали: подполковник Журавлев Ю.А. и младший лейтенант Кашлаков Г.А.
Однако, основываясь на имеющихся материалах, можно предположить, что оба офицера погибли.
В начале 1980 г. восстал 4-й артиллерийский полк ВС ДРА, дислоцировавшийся в районе населенного пункта Нахрин.
7 января подразделениям ОКСВ была поставлена задача овладеть Нахрином и освободить двоих советских военнослужащих, советника и его переводчика, которые, по некоторым данным, захвачены мятежниками. После выполнения задачи удалось найти место, где они были убиты и закопаны.

Ростовская область
Боковский район
совхоз «Красная Заря»
КАШЛАКОВУ
Анатолию Захаровичу
Уважаемый Анатолий Захарович!
Ваше письмо относительно судьбы сына получено и по получению рассмотрено. С прискорбием сообщаю, что младший лейтенант Кашлаков Геннадий Анатольевич вместе с подполковником Журавлевым Юрием Андреевичем при выполнении служебного задания 4 января 1980 года в Афганистане пропали без вести.
Организованные поиски положительных результатов не дали.
Вследствие проведенного расследования, из рассказов очевидцев (местных жителей), младший лейтенант Кашлаков Г.А. и подполковник Журавлев Ю.А. попали в засаду и в неравном бою с мятежниками, сражаясь до последнего патрона, погибли, проявив при этом мужество и героизм. Их тела были захвачены бандитами.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июня 1980 года младший лейтенант Кашлаков Геннадий Анатольевич был награжден орденом «Красной Звезды» посмертно, а приказом Министерства Обороны СССР от 4 сентября 1980 года он исключен из списков офицерского состава Вооруженных Сил СССР, как пропавший без вести при выполнении боевого задания в Афганистане.
Анатолий Захарович! Примите наши искренние соболезнования по случаю безвременной утраты Вашего сына, выполнившего достойно свой воинский и интернациональный долг.
С глубоким уважением
Заместитель начальника Главного управления по политической части генерал-лейтенант армии Ошурков Министерство обороны СССР 9 ноября 1980 г. N 318/6/1103 г. Москва, К-160

Кроме этого, необходимо провести проверку по всему списку пропавших без вести, с целью определить, кто из военнослужащих (не офицеров) пропал в один день с кем-либо из указанных офицеров? В результате имеем, что вместе с лейтенантом Евтуховичем О.А. пропали два военнослужащих – сержант Васильев Владимир Петрович (чуваш, 1960 года рождения) и рядовой Рахимкулов Радик Раисович (татарин, 1961 года рождения).
10 апреля 1980 года десантно-штурмовой батальон совместно с 50-ю афганскими военнослужащими вел боевые действия в районе кишлака Сараки-Мамаи (15 км юго-восточнее г. Ходжагар). В 15.00 командованием батальона (капитаном Фроловым В.И.) было принято решение прочесать кишлак Сараки-Мамаи и освободить его от бандитов. Для прочесывания была создана группа из 18 советских и 50 афганских военнослужащих под командованием лейтенанта Глузкера.
На подступах к кишлаку группа прочесывания попала под обстрел моджахедов. Лейтенант Глузкер, растерявшись, прекратил управлять группой, из-за чего среди военнослужащих как советских, так и афганских, наступило замешательство, в результате которого каждый из них пытался действовать индивидуально, пренебрегая коллективными действиями. Подчинить себе всех военнослужащих лейтенант Глузкер не попытался. Кроме этого, выходя на прочесывание, он не договорился с командованием батальона о связи и сигналах оповещения. Группа оказалась без какой-либо связи. Поставленную задачу выполнить не удалось.
В 17.00 афганские военнослужащие в полном составе и 11 советских солдат отошли на исходный рубеж около кишлака Аклимамаи. Семеро наших военнослужащих не вернулось. Это лейтенанты Глузкер и Евтухович, сержанты Васильев и Сенченко, рядовые Соколов, Абдурахманов и Рахимкулов.
О случившемся было доложено руководителю операции - командиру мотострелковой дивизии полковнику Степанову, командованию батальона – капитану Фролову и старшему лейтенанту Серкову. Однако эффективных мер розыска пропавших военнослужащих в светлое время 10 апреля принято не было.
В это время оставшиеся у кишлака солдаты вместе с лейтенантами Глузкером и Евтуховичем вошли в кишлак и вели там бой с моджахедами. С наступлением темноты Глузкер вместе с Сенченко, Соколовым и Абдурахмановым начал отход из кишлака, при этом, не дав команды на отход лейтенанту Евтуховичу и двум другим солдатам. В 23.00 Глузкер с тремя военнослужащими вышел в расположение роты.
В результате неумелого командования личным составом со стороны лейтенанта Глузкера в ходе боя пропали без вести военнослужащие Евтухович, Васильев, Рахимкулов.
На рассвете 11 апреля розыск был возобновлен. В 08.00 был осмотрен кишлак Сараки-Мамаи. В одном из домов были обнаружены следы боя группы Евтуховича (стреляные гильзы, кровь). В ходе опроса местного населения установлено, что наши военнослужащие были захвачены в плен, и утром 11 апреля уведены в направлении кишлака Калайи-Мамаи.
В ходе дальнейшего розыска был задержан моджахед по имени Субханкуль, который при допросе сказал, что советские военнослужащие находятся в плену. Банда, состоящая из 30-40 жителей близлежащих кишлаков, намерена направиться в район г. Рустак, где имеются более крупные формирования.
13 апреля в ходе розыска группа капитана Фролова В.И. попала в засаду около кишлака Калайи-Мамаи. В ходе боя Фролов был тяжело ранен в руку и грудь. Отход группы был организован плохо, в результате чего в темноте группа из восьми человек растерялась. Четыре человека во главе с лейтенантом Божковым вышла к своим; раненый Фролов и сержант были подобраны в горах местными жителями Хаджиарбо, Хаджиахматбат, Нуралибат и др. и на лошадях доставлены к вертолетам. Военнослужащие Баймурадов Б.Х. и Кириллов И.А. пропали без вести.
17 апреля 1980 года изуродованный труп рядового Кириллова И.А. был обнаружен в реке Кокча.
В ходе оперативно-розыскных мероприятий 13 апреля 1980 г. советским подразделением, осуществлявшим выполнение боевой задачи в провинции Тахар, были захвачены трое мятежников, которые на допросе показали, что 10 апреля в кишлаке Сараки-Мамаи были захвачены трое советских военнослужащих, в числе которых находился лейтенант Евтухович. Во время боя они попали в окружение, и, когда у них кончились боеприпасы, в завязавшейся рукопашной схватке советские солдаты были связаны и уведены в горы. Дважды они пытались бежать, но безуспешно.
Продолжение следует.





 


 

 

 

№07 (07)На главную

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

Главная | Новости | О журнале | Реклама | Для авторов | Пишите нам
 

214000, г. Смоленск, ул.Глинки, д.7, к.17, тел./факс: (4812) 32-67-21